Вестник Кавказа

Год после эскалации нагорно-карабахского конфликта

ReliefWeb

Спустя год после эскалации конфликта в Нагорном Карабахе в апреле 2016 года опасность более жестких боевых столкновений все еще существует. Дальнейшие военные действия могут привести к более ужасающим последствиям для гуманитарной ситуации в регионе. Руководитель программ Международной кризисной группы по Европе и Центральной Азии Магдалена Гроно проанализировала существующие риски в статье Looming Dangers One Year after Nagorno-Karabakh Escalation, опубликованной в ReliefWeb.

Комната, в которой проживают беженцы, расположена в бывшем советском санатории недалеко от Баку. Байрам, азербайджанский ветеран нагорно-карабахской войны 1988-1994 годов, проживающий здесь, хвастается недавно купленными черно-серебристыми обоями: "Теперь будущим родственникам моей дочери будет комфортнее здесь жить. Они не беженцы, в отличие от нас". Байрам непоколебим в своей поддержке роли Азербайджана в кровавых столкновениях с Арменией прошлой весной. "Конечно, я знаю, что такое война и каковы могут быть ее последствия", - объяснил он.

Байрам показывает свою ногу, искалеченную артиллерийским огнем почти 25 лет назад, говорит о плох условиях, в которых его семья прожила более двадцати лет. "Но я все равно послал своего старшего сына в армию. Он офицер, и я сказал ему сражаться - беречь себя, но сражаться за свою родину", - говорит ветеран.

В результате прошлогодней эскалации в Нагорном Карабахе, начавшейся в ночь на 2 апреля, были убиты около 200 человек. Однако, как и многие азербайджанцы, чьи семьи были вынуждены бежать из-за конфликта, Байрам ставит патриотизм выше жизни. Он надеялся, что благодаря боевым действиям Баку сможет вернуть контроль над Нагорным Карабахом и прилегающими к нему районами, которые находятся в руках армянских сил после установления режима прекращения огня в 1994 году. Байрам надеется вернуться домой.

Перейдя линию соприкосновения, милитаризованную зону, которая разделяет армянские и азербайджанские силы с 1994 года, вы как будто попадаете в зазеркалье, ведь в Ереване говорят совершенно иные вещи. "Разве вы не понимаете, что в апреле прошлого года Баку проиграл?", заявил один известный армянский эксперт, не соглашаясь с общепринятым мнением, что возвращение контроля над двумя стратегическими высотами стало первым значительным достижением Баку с 1994 года. Если не с военной точки зрения, то точно с точки зрения имиджа. "Сейчас мы подготовлены и готовы нанести серьезный урон азербайджанцам, если они нападут. Они знают, что это не сойдет им с рук", - говорит другой армянский аналитик.

Подобные настроения выражены еще более ярко в самом Нагорном Карабахе, где люди беспокоятся за свою безопасность.

Разговоры по обе стороны указывают на возможность возникновения новой опасной ситуации: конфликт, считавшийся замороженным, может разгореться вновь, что особенно опасно сейчас, когда у Армении и Азербайджана имеются более мощные вооруженные силы и военные соглашения с Россией и Турцией. В 2015 году Азербайджан потратил 3 млрд долларов на военные цели, стратегически диверсифицировав приобретенное вооружение, в том числе системы закупленные в России, Турции, Израиле и Пакистане. Эта больше, чем весь национальный бюджет Армении в том году, но Ереван все же стремился догнать соперника, используя более выгодные тарифы и кредиты, предоставляемые Россией.

Обе стороны считают статус-кво неприемлемым по разным причинам. Перед началом переговоров Ереван хочет срочно укрепить безопасность, в том числе тех людей, чью повседневную жизнь портит продолжающаяся эскалация вдоль линии соприкосновения войск и международной границы между двумя странами. Баку хочет получить гарантию того, что будет достигнут существенный прогресс в переговорах по урегулированию, включая возвращение районов вокруг Нагорного Карабаха в качестве первого шага. Динамика, усугубляемая отсутствием доверия между сторонами, приводит к дальнейшим вспышкам насилия, которые могут создать серьезные локальные и региональные риски.

Уже давно существует механизм урегулирования конфликта - Минская группа ОБСЕ. Но в отсутствие полноценного переговорного процесса с поддержкой со стороны трех сопредседателей Минской группы - России, США и Франции - конфликт останется главной опасностью в сердце Южного Кавказа.

14485 просмотров