Вестник Кавказа

ДРУЖБА ДРУЖБОЙ – А БОМБА ВРОЗЬ

Юрий Крамар, Киев

Российско-иранское сотрудничество в области ядерное энергетики интенсифицировалось после ухода с политической сцены Бориса Ельцина и его соратников – либералов-западников. А Россия с ростом цен на энергоносители получила возможность модернизации промышленности и армии, позволив себе «свое суждение иметь». Это не нравилось США, желающим остаться единственной сверхдержавой. В такой ситуации для России вполне естественным было поддержание дружественных отношений с соперниками Вашингтона. Точно такие же резоны были и у Тегерана.

Нельзя сказать, что светские и совсем неисламские порядки в России вызывали восторг у иранцев. Равно как и пусть и смягченный, но все равно воинствующий исламизм Тегерана – у россиян. Но «враг моего врага – мой друг». Поэтому и приходилось непохожим режимам скрывать взаимную неприязнь, оказывая друг другу поддержку. Поставки оружия и дипломатическое прикрытие – с одной стороны, и отказ от поддержки радикально антироссийских исламистских группировок в Чечне и Афганистане - с другой. Не считая экономического сотрудничества в других областях.

Казалось, такая идиллия может продолжаться долго. Но проявилось одно важное различие в мотивациях России и Ирана. Москву больше интересовал процесс иранской ядерной программы и возможность использования его как крупного козыря в большой геополитической игре. А Тегеран был заинтересован в результате - в скорейшем получении собственной ядерной бомбы.

Увеличение же ядерного клуба еще на одного члена не может быть в интересах уже состоявшегося ядерного государства. Даже Израиль, будучи теснейшим союзником США, разрабатывал свою бомбу самостоятельно (в лучшем случае при попустительстве, но не при прямой поддержке Вашингтона). Наличие у Тель-Авива ядерного оружия почитается американцами одной из самых больших проблем – наряду со стандартными «страшилками» на российскую тему, вроде «роста авторитаризма» и превращения России в подобие Германии 1930-х. Во всяком случае, об этом говорится в рассекреченном докладе Пентагона «Вызовы и последствия для Объединенных вооруженных сил США будущего», датированного ноябрем 2008 года. А ведь Иран нельзя назвать другом России, скорее, ситуационным союзником, «приятелем».

Таким образом, от скорого изготовления ядерного оружия Ираном россияне не выиграют ровным счетом ничего. Зато могут получить немало выгод от сворачивания или хотя бы замедления иранской ядерной программы, пусть и достигнутого путем израильской воздушной атаки на иранские объекты. По просочившимся в прессу слухам (упорно опровергаемым официальными лицами) одним из условий отмены поставок Тегерану ракет С-300 называют переговоры об отказе США размещать комплексы ПРО в Польше и Чехии. А ведь подлетное время американских ракет к российской территории составляло бы всего несколько минут – очень удобно для эффективного первого удара в гипотетической войне.

Важным фактором остается и цена на нефть, точнее – ее неизбежное повышение в случае любого обострения ситуации в нефтеносных регионах. Годовой экспорт Россией «черного золота» составляет около 1,5 млрд баррелей, при том, что в госбюджете заложена цена в 41 доллар за баррель. Но уже сейчас она выросла до 60 долларов – из-за слухов о близком начале израильско-иранской войны. И никаких решений ОПЕК (кстати, в последнее время весьма неэффективных) не надо. А ведь всего один лишний доллар за баррель это дополнительные полтора миллиарда долларов в год. Ровно в два раза больше стоимости не поставленных в Иран С-300. Конечно, не все нефтедоллары пойдут в российский бюджет, но на фоне уменьшения стабфонда с 600 до 120 млрд долларов всего за восемь месяцев кризиса такая подпитка будет для России далеко не лишней.

Не стоит забывать и о проекте газопровода «Набукко», внедряемом ради преодоления монополии «Газпрома» на поставки «голубого топлива» в Европу. Проект и так не окупится без закачки в трубу иранского газа, а уж если в регионе «заполыхает» – легко воспламеняемое топливо будет опасно транспортировать даже вблизи иранских границ. Что опять же повышает акции России в ее энергетической политике.

Что касается возможных последствий военного поражения Ирана, то Израиль – не США, сил на оккупацию территории противника у него не хватит. Все закончится разрушением ядерных и некоторых военных объектов. Впрочем, если Тегеран захочет воевать всерьез, возможны и более серьезные разрушения. Но они без оккупации все равно не приведут к усилению в регионе американского влияния, что было бы не в интересах России. А вот российское влияние здесь ничуть не уменьшится, скорее, наоборот. Обижаться на Москву Тегерану не с руки. Да, российская сторона отказались от поставок С-300, но для уже полученных Тор-М1 нужны запчасти и обслуживание, а обеспечиваемая ими защита лучше, чем никакой. «Прикрывать» же Иран в Совбезе все равно придется российскому полпреду.
Не удалось решить вопрос мирным путем – не стоит обижаться на соседа за то, что он вместе с тобой не ложится на амбразуру.

20995 просмотров