Вестник Кавказа

ПРАЖСКИЙ ПРОЦЕСС ВЫХОДИТ НА ФИНИШНУЮ...

Евгений Кришталёв
В течение ближайших двух дней президенты Азербайджана и Армении должны будут определиться с тем, как именно будет двигаться процесс урегулирования нагорно-карабахского конфликта. Стороны подошли очень близко к черте, после которой надо принимать конкретное решение. Будет ли это шаг назад или движение вперед покажет личная встреча Ильхама Алиева и Сержа Саргсяна в Праге в рамках саммита ЕС, посвященного инициации программы "Восточное партнерство".


Общение глав государств на этот раз готовили не только посредники из Минской группы ОБСЕ, посещавшие регион в конце апреля. Инициативу модератора процесса у России, похоже, вознамерились перехватить американцы. Для администрации Барака Обамы крайне важно набирать очки на внешнеполитическом фронте, демонстрируя не на словах, а на деле разворот США от жесткой бушевской риторики к мягкому диалогу с остальным миром. Разрешение конфликтов или, по крайней мере, имитация активности в этом деле входит в перечень крайне востребованных действий Белого Дома.

Госсекретарь США Хиллари Клинтон накануне уже согласованной встречи президентов Азербайджана и Армении в Праге пригласила для переговоров в Вашингтон одновременно министров иностранных дел двух конфликтующих сторон. Непрезидентский формат общения в отличие российского сценария перевел разговор в экспертное обсуждение. С разницей в четыре часа госсекретарь по отдельности встретилась с Эльмаром Мамедъяровым и Эдвардом Налбандяном. Но здесь не обошлось без нюансов - Клинтон неожиданно заболела (как сообщили ее помощники, госсекретарь подхватила некую аллергию), что вынудило ее перенести переговоры. Всё это позволило журналистам посудачить о свином гриппе, добравшемся уже до Госдепа, а аналитикам задуматься о тайных умыслах американской администрации, заготовивших некий сюрприз.

Однако общей встречи министров не произошло, хотя наблюдатели после приступа клинтоновской аллергии предсказывали эффектный ход госсекретаря, появляющейся перед микрофонами и камерами прессы в обществе министров конфликтующих стран. Цель переговоров оказалась несколько размытой, покрытой завесой конфиденциальности. Несмотря последовавшие после пространные изложения хода переговоров суть консультаций, а именно карабахский вопрос, оказалась скрытой от общественности.

Обычно словоохотливый сопредседатель Минской группы ОБСЕ от США Мэтью Брайза, принявший участие во встречах с главами МИД двух стран, на этот раз был краток. Он подтвердил, что стороны обсуждали тему урегулирования нагорно-карабахского конфликта, а сами беседы имели характер подготовки к предстоящей 7 мая встрече президентов Азербайджана и Армении в Праге.

"Наша главная цель - довести наши предложения до сторон устами государственного секретаря Х.Клинтон и создать предпосылки для встречи президентов в Праге", - сказал Брайза в интервью азербайджанскому телеканалу.

Для каждой из стран у Хиллари Клинтон нашлись свои приятные слова. Азербайджанцам расписали возможности их лидерства в регионе с соответствующим статусу повышенной ответственностью в решении важных вопросов на Южном Кавказе. По словам госсекретаря, у Азербайджана - "стратегическое месторасположение, которое важно не только для самих азербайджанцев, но и для региона и всего мира". Отметив, что нагорно-карабахский конфликт проходит параллельно со сближением Турции и Армении, Клинтон подтвердила, что в однозначном порядке поддерживает территориальную целостность Азербайджана.

Эдвард Налбандян в свою очередь получил большую порцию похвалы за стремление наладить отношения с Турцией. "Дорожная карта", подписанная турецким и армянским МИДами 23 апреля при посредничестве Швейцарии и США, получила эпитет "исторического документа". "Комментируя процесс армяно-турецкого урегулирования, госсекретарь США еще раз подтвердила позицию США: продолжать оказывать полное содействие окончательному урегулированию армяно-турецких отношений".

СМИ также процитировали заявление официального представителя Государственного департамента Роберта Вуда, который отметил, что настала пора урегулирования карабахского конфликта, и что все ждут этого: "Мы считаем, что обоюдные обещания могут быть лучшим средством в этом направлении, и мы готовы поддержать соответствующие решения сторон. Поэтому мы хотели бы оказать сторонам всяческую помощь. Есть необходимость разрешить затянувшийся карабахский конфликт, этого ждут все жители региона".

По сути, обозначенная позиция США очень созвучна тому, что неоднократно повторяли в Кремле. Москва и Вашингтон хором заявляют, что готовы поддержать любые решения, которые будут приняты сторонами, при этом формально отказываются навязывать свою волю азербайджанцам и армянам и принимать решения за них. Париж, как третий посредник, представляющий огромный Евросоюз, солидаризировался с таким подходом. Другое дело, кто и каким образом подталкивает стороны к тому или иному варианту разрешения конфликта, какие стимулы каждая из столиц может предложить армянам и азербайджанцам. Здесь и начинает проявляться соревнование, где, кстати, французы пока оказываются на третьих ролях.

Если у Москвы есть прямой рычаг влияния на Армению, то Вашингтон использует свой козырь - Турцию. Лишь американцы могут убедить Анкару при совпадении некоторых обстоятельств и условий открыть границу с Арменией. Воздействие на одну из самых болевых точек турок, угроз признания так называемого геноцида армян, спровоцировало турецких дипломатов на спешную подготовку "дорожной карты" сближения и нормализации отношений с Арменией. Такой дипломатический "прорыв" не приготовленный фундаментально вызвал неоднозначную реакцию общественности в Турции и Армении. Не менее серьезно он ударил и по стратегической оси Анкара-Баку. Азербайджанцы были крайне раздражены таким поведением своего союзника, и до сих пор удалось снять только меньшую часть негатива.

Париж компенсировал свое геополитическое отставание от России и США активностью своего сопредседателя в МГ ОБСЕ Бернара Фасье. Однако реальных рычагов, кроме инвестиций Евросоюза в создание новой инфраструктуры и постконфликтного развития региона Франция предложить не может. Правда, доверительные отношения с армянами все же способны повлиять на сговорчивость Еревана в особенно острый момент переговоров. Другой вопрос - когда этот момент наступит?

Вплетение турецких интересов в поиск путей урегулирования карабахского конфликта может на деле оказаться прорывным. Тема открытия турецко-армянской границы в обмен на освобождение пяти азербайджанских районов, оккупированных армянскими вооруженными силами, все еще находится в повестке обсуждений. Однако анонсированная турецкой прессой трехсторонняя встреча президентов Азербайджана, Турции и Армении в Праге была опровергнута армянской стороной.

В то же время процесс многосторонних консультаций остановлен не будет. И здесь у России появляется шанс включиться в процесс турецко-армянского сближения на правах игрока, а не наблюдателя. В середине мая в Москву на переговоры прибудет премьер-министр Турции Тайип Реджеп Эрдоган. К этому времени уже будут известны детали переговоров лидеров Азербайджана и Армении в Праге. Москвы и Анкары появится множество тем для обсуждения совместного участия и помощи азербайджанцам и армянам найти компромисс.

От встречи Алиева и Саргсяна действительно много ожиданий. Во многом символично, что карабахские переговоры возвращаются в столицу Чехии. Ведь именно здесь состоялся первый контакт глав МИД двух стран после долгого перерыва в апреле 2004 года. Годом ранее в обеих странах сменились президенты и именно в Праге переговоры между Азербайджаном и Арменией наполнились новым содержанием, а весь процесс консультаций по урегулированию армяно-азербайджанского конфликта именовался не иначе как пражский.

Многосторонние усилия могут оказаться не напрасными. Страны посредники пообещали "еще серьезней работать над этим вопросом". В случае наличия прогресса в переговорном процессе обозначена программа дальнейшего наращивания усилий дипломатов. После пражской встречи могут состояться одна или даже две встречи на уровне министров иностранных дел. Закреплять успех сопредседатели намерены переговорами в регионе, куда они прибудут почти сразу после чешского раунда. Майский задел должен пойти впрок потенциальной встрече президентов Азербайджана и Армении в Санкт-Петербурге. Президент Дмитрий Медведев рассчитывает на то, что в северной столице России он сможет своей подписью скрепить еще одно общее соглашение между Азербайджаном и Арменией, как это удалось в ноябре в Москве, но сначала Прага!
27705 просмотров