Ованес Игитян: «Изменения в Армении в любом случае необратимы»

Ованес Игитян: «Изменения в Армении в любом случае необратимы»
Бывшие члены партии «Армянское общенациональное движение» (АОД) Александр Арзуманян, Арарат Зурабян, Ованес Игитян и Карапет Рубинян начали процесс регистрации новой партии АОД в Минюсте. Ранее АОД был переименован в Армянский национальный конгресс (АНК), который возглавил первый президент Армении Левон Тер-Петросян. В интервью «Вестнику Кавказа» экс-глава парламентской комиссии по иностранным делам Армении в 1995–1999 годах, один из инициаторов возрождения АОД Ованес Игитян рассказал о причинах воссоздания партии и внутренней обстановке в Армении. 

- На учредительном съезде АНК Левон Тер-Петросян заявил, что после выхода Вано Сирадегяна из правления АОД партия превратилась в сельский клуб. Судя по стремлению возродить партию, вы так не считаете? 

- Деятельность АОД, стоявшей у источников третьей Республики Армения была прекращена под предлогом смены названия. Будучи основателями партии, оставаясь верными ценностям демократии и либерализма, мы выразили несогласие в связи с устранением АОД с политической арены и попыткой его замены искусственной единицей, считая это отречением от идеологии и принципов. Целью перерегистрации АОД является сохранение ее исторического имени по принципам демократии, коллегиального правления, прозрачности деятельности, а также восстановление конституционного порядка. Все последние годы АНК использовал финансовые и человеческие ресурсы АОД. В результате АНК превратился в партию одного человека по принципу “где Левон Тер-Петросян, там АНК ”. Эта ошибка вкупе с организационными пробелами стала причиной существенного сокращения числа сторонников АНК за последние годы. 

- Тер-Петросян обосновал ребрендинг АНК намерением провести в Армении буржуазно-демократическую революцию… 

- Эта точка зрения относится к области теорий, причем высказывается не впервые. Я скептически отношусь к возможности осуществления подобной революции. Тер-Петросян сам признал это еще в 2008 году, когда, пользуясь немалой народной поддержкой, не сумел ее осуществить. Для меня его заявление прозвучало неубедительно во многом потому, что Тер-Петросян не раскрыл ни одной скобки относительно того, что он под этим подразумевает. Говоря о необходимости революции, Тер-Петросян всего лишь имел в виду необходимость отрыва от пирамиды власти двух-трех богатых людей. 

- Вы отметили, что АНК и Тер-Петросян лично утратили доверие электората в 2008 году в результате системных ошибок движения. Видите ли вы подобные ошибки в движении “Революция приветствий”, возглавляемом Раффи Ованнисяном сегодня?

- Ованнисян делает для граждан многое, причем руководствуясь, отнюдь не личными амбициями. Все что нужно было сделать Раффи, он уже сделал до 9 апреля, то есть дня инаугурации президента. Других шагов ему делать было не нужно, их должна была делать власть. Он провел успешную агиткампанию на выборах президента, в отличие от многих других сил принял участие в выборах, можно сказать, победил на выборах. Общество симпатизирует ему. Раффи успешно высказывается против власти, избегая агрессии, в рамках политкорректности, что является его личной заслугой.
Сейчас очередь за Сержем Саргсяном, который должен объяснить народу, как он намерен управлять страной, граждане которой не приемлют действующие власти. Для этого как минимум президент должен избавиться от тех явлений и людей, которые спровоцировали создание подобной ситуации. Хотя он может сделать вид, что ничего не произошло, и будет президентствовать еще пять лет.
Второй вариант для Саргсяна - диалог с Ованнисяном, но не в классическом понимании этого понятия в Армении по принципу «материальные блага за власть». Нужно сообща найти выход из ситуации, анализировать причины отказа народа голосовать за власть. Нет ни единого препятствия для того, чтобы начать диалог с оппозицией.

- Как будут разворачиваться события, если этого диалога так и не произойдет?

- Изменения в любом случае необратимы. Весь вопрос лишь в том, когда они произойдут и произойдут ли в один день. Сегодня “Революция приветствия” способствует как минимум сохранению протеста населения. Именно с этой целью Ованнисян периодически посещает регионы, внушая людям надежду на изменения в будущем. Мне кажется, что эти изменения в лучшую сторону обязательно будут, в пользу чего свидетельствует повсеместный слом в Армении табу на разговоры против власти. Никто из людей выступающих открыто против власти репрессиям не подвергается. Причин тому несколько. Во-первых, их много, во-вторых, в стране действительно многое изменилось, и технический прогресс (интернет, соцсети, видео, фотосъемки) играет в этом немаловажную роль.
Успех Ованнисяна на февральских президентских выборах заключался в его отличии от других, вписывающихся в понятие политический деятель, оппозиционеров. В условиях, когда в Армении люди не верили ни власти, ни оппозиции вдруг пришел другой человек. Человек с Запада в том понятии, в котором представляют себе Запад наши граждане. И успехом Раффи были обескуражены как власть, так и оппозиция. Если бы Раффи не выдвинулся в президенты, “Процветающая Армения”, АРФ “Дашнакцутюн” и АНК столько голосов не получили бы в любом случае. Каждая из этих сил имела свои причины неучастия в выборах. Если бы Раффи не был другим политиком, власти его бы очень легко приручили, предложив то, что обычно так легко принимают другие политические партии: министерские портфели, бизнес. Однако так уж получилось, что ничего из этого Раффи нужно не было. 

24205 просмотров






Популярные

Не показывать мне больше это
Подпишитесь на наши страницы в социальных сетях, чтобы не пропустить самое интересное!