Русские цементируют северокавказские народы

Зикрула Ильясов
Зикрула Ильясов

Когда русские в массовом порядке стали переселяться на Кавказ? По данным историков, этот процесс берет начало в XVI веке, при Иване Грозном. С тогдашних выходцев из Московского царства фактически началось формирование кавказского казачества. Русские живут на Северном Кавказе пять веков, и пришлыми их считать нельзя. Иные, по ошибке, даже "своих" казаков ставят вровень с теми, кто приехал в регион в советские годы индустриализации и послевоенного восстановления промышленности из центральных областей России. Между тем, культура казаков – горская. Эти люди ментально ближе северокавказским народам, чем жителям, например, средней полосы России. На этот факт, кстати, обратил внимание и Лев Толстой в "Казаках": "Казацкие роды считаются родством с чеченскими, и любовь к свободе, праздности, грабежу и войне составляет главные черты их характера. Влияние России выражается только с невыгодной стороны: стеснением в выборах, снятием колоколов и войсками, которые стоят и проходят там…"

На Северном Кавказе в годы "перестройки" и ельцинского беспредела всем пришлось туго, русским в том числе. В 1989 году в тогдашней Чечено-Ингушетии они составляли 20% от всего населения, а через десять лет их стало на этой территории около 4%. В целом в северокавказских республиках за эти годы доля русского населения снизилась с 26 до 15%, учитывая, что в Северной Осетии, Кабардино-Балкарии, Адыгее, Дагестане есть "русские" районы, такие как Прохладненский, Майский, Моздокский, Гиагинский, Майкопский, Кизлярский. Это – упрямая статистика. Но, приводя ее, авторы часто опускают данные, говорящие о том, что представителей "коренных" народов в те годы уезжало в Москву, Петербург и другие крупные города несравнимо больше, чем русских. Главная причина отъезда – тяжелое социально-экономическое положение на Северном Кавказе.

В начале XXI века градус межэтнического противостояния на Северном Кавказе существенно снизился. Национализм слабел. Главы республик стали больше зависеть от Кремля, чем от местных националистических и клановых настроений, что заметно успокоило ситуацию в горских республиках. "Отпетые" радикалы маргинализировались, уйдя в салафитское подполье. Оставшиеся в общественно-политической жизни поменяли лозунги. В республиках стали появляться программы по "возвращению и обустройству русскоязычного населения". Но, несмотря на все это, как русское, так и "коренное" население в республики Северного Кавказа не возвращается, более того, по-прежнему убывает – Москва, Петербург и другие крупные центры дают больше возможностей для достойной жизни.

На Северном Кавказе власть по-прежнему имеет клановый характер, но при этом кланы постепенно теряют этнический, районный или ущельный тип. Ныне они формируются иначе – из экономических элит, поднявшихся различными путями в "лихие девяностые". Средний бизнес в республиках развит слабо. Промышленность, в том числе и оборонно-высокотехнологичная, не восстановлена. На государственную службу, в том числе фискальные органы, попасть без протекции практически невозможно.

Наиболее показательная ситуация в вопросе возвращения русского населения сложилась в Дагестане. Кизлярский и Тарумовский районы прежде и вовсе называли "русскими". В советские годы на стройки социализма сюда приезжала молодежь из центральных областей России. Многие оставались здесь на всю жизнь, создавали семьи, в том числе и межнациональные. В Махачкале не так давно поставили памятник русской учительнице. 450 педагогов из российских областей приехали сюда в годы Великой Отечественной войны, поскольку республика осталась фактически без своих учителей, ушедших на фронт. В послевоенное время, как утверждают эксперты, поток русских специалистов в Дагестане только вырос – сюда приезжало до 1500 человек в год. Интересный факт привел в беседе с журналистами нынешний глава Дагестана Рамазан Абдулатипов. Оказывается и на его родине – в селе Гебгута – тоже установили памятник Русской учительнице, представляющий собой двух метровую деревянную скульптуру, сделанную скульптором из Удмуртии. У самого Рамазана Гаджимурадовича была учительница из Свердловска. Может быть, поэтому при Абдулатипове в республике появилась масштабная программа по возвращению русского населения, рассчитанная на 2014–2017 годы. Об итогах выполнения первого года программы "Вестнику Кавказа" рассказал автор книги "Энциклопедия межнациональной жизни", первый заместитель министра по национальной политике Республики Дагестан Зикрула Ильясов.

- Зикрула Зиявдинович, как появилась программа?

- По поручению главы нашей республики Рамазана Абдулатипова. Она касается не только желающих вернуться, но и проживающих в Дагестане русских. В прошедшем году на нее выделено 112 млн рублей. Уже обращаются те, кто в прошлые годы покинул республику. В основном, программа реализуется на севере Дагестана, где компактно исторически проживали наши русские соотечественники. Но есть желающие обустроить свою жизнь в Махачкале и Избербаше.
Отток русских из нашего региона пришелся на 1990-е годы – в силу разных причин, прежде всего экономических. Помню, в конце 1993 года на заседании правительства РД мы обсуждали годовые итоги, и уже тогда было видно, что русские массово уезжают. Была создана специальная комиссия – работу поручили мне. Время было очень сложным. Комиссия работает до сих пор, ее возглавляет заместитель председателя правительства. В прошлом году намеривались открыть кадетский корпус в Кизляре. Сейчас проводим регистрацию казачьих общественных организаций – их 23 в Дагестане. Обсуждаем и решаем земельные вопросы, строим и ремонтируем дороги в Кизляре. Программа предусматривает и увеличение численности русских студентов в наших вузах. На этот пункт глава республики обращает особое внимание.

- За прошлый год достигнуты конкретные результаты в выполнении программы?

- Не такие, какие бы мы хотели. Увы, нелегкая экономическая ситуация заставила нас секвестировать все республиканские программы. Но надеемся, что в 2015 году будет легче и мы выполним намеченное. Но призыв наш услышан, появилось много русских людей, которые хотят переселиться в Дагестан. Кстати, десятки семей беженцев из Украины хотят остаться на жительство в Кизляре. Мы их обеспечиваем работой и временным жильем.

- А если говорить о неудачах в выполнении программы?

- Это - недостаточное финансирование.

- Отъезд русского населения сказался на экономике республики?

- Он ощущался в 1990-е. Высококвалифицированные специалисты уезжали, поскольку рушилась промышленность. Уменьшение русского населения больше сказалось в нематериальной, но очень важной сфере. У русских в Дагестане была очень важная функция – связующее звено между различными этносами республики. И эта функция тоже в итоге имеет очень большое материальное выражение.

- Сколько конкретно русских семей вернулось в Дагестан в 2014 году?

- Чуть больше 50.

- Есть сведения, что с Северного Кавказа сегодня уезжают в другие регионы, в том числе и за рубеж, не только русские.

- Это так. Из всех уехавших из Дагестана в последние годы, русских в среднем было только 16%. Сейчас ситуация меняется. Уменьшается, конечно, число уезжающих людей.

20885 просмотров




Вестник Кавказа

во Вконтакте

Подписаться



Популярные

Не показывать мне больше это
Подпишитесь на наши страницы в социальных сетях, чтобы не пропустить самое интересное!