Вестник Кавказа

Боснийский сценарий для Украины

В конце минувшей недели Верховная рада Украины приняла постановление об устранении президента Украины Виктора Януковича от исполнения конституционных обязанностей и назначила досрочные выборы президента на 25 мая. Сегодня в Киев приедет заместитель госсекретаря США Уильям Бернс, чтобы встретиться со спикером Рады Александром Турчиновым, лидером фракции "Батькивщина" Арсением Яценюком и другими депутатами. Вместе с Бернсом приедут представители Минфина и Национального экономического совета США, которые будут работать с ЕС и МВФ над оказанием помощи новой украинской власти.

Вчера вечером официальная реакция на события в соседней стране прозвучала из Москвы. Здесь считают, что соглашение об урегулировании кризиса на Украине от 21 февраля не выполняется, хотя его подписание было засвидетельствовано министрами иностранных дел Германии, Польши и Франции, а США, ЕС, другие международные структуры приветствовали этот документ. Боевики не разоружены, отказываются покинуть улицы городов, которые они фактически контролируют, освободить административные здания, продолжают акты насилия.

В российском МИДе удивлены, что "несколько европейских политиков уже поспешили поддержать объявление о проведении президентских выборов на Украине в мае, хотя в Соглашении от 21 февраля предусмотрено, что выборы должны состояться лишь после завершения конституционной реформы. Ясно, что для успеха этой реформы в ней должны участвовать все политические силы Украины и все регионы страны, а ее итоги – вынесены на всенародный референдум. Убеждены в необходимости в полной мере учесть озабоченности депутатов восточных и южных областей Украины, Крыма и Севастополя, прозвучавшие на съезде в Харькове 22 февраля".

На Смоленской площади убеждены, что в позиции некоторых западных партнеров "просматривается не забота о судьбе Украины, а односторонний геополитический расчет. Не слышно принципиальных оценок преступных действий экстремистов, включая их неонацистские и антисемитские проявления. Более того, вольно или невольно такие действия поощряются. Создается устойчивое впечатление, что Соглашение от 21 февраля при молчаливом согласии его внешних спонсоров используется лишь как прикрытие для продвижения сценария принудительной смены власти на Украине через создание «фактов на земле» без какого-либо желания искать общеукраинский консенсус в интересах национального примирения. Особо тревожат попытки привлечь к оправданию этой линии международные структуры, включая Секретариат ООН".

Тревожит ситуация и экспертное сообщество. Обозреватель "Голоса России", политолог Дмитрий Бабич думает, что события на Украине могут развиваться по боснийскому сценарию: "Если даже мы посмотрим на фамилии, на Украине и в Боснии действуют и действовали одни и те же люди. Например, высоким представителем в Боснии и Герцеговине долгие годы был министр иностранных дел Швеции Карл Бильдт. Сейчас он один из самых активных игроков на Украине. Он первым сказал, что у Януковича кровь на руках, то есть подал сигнал, что можно его в открытую снимать".

Анализируя результаты правления ЕС в Боснии, Бабич заметил: "В Боснии сейчас средняя зарплата 420 евро. Безработица 44%. Философия та же самая, что и на Украине - let the good ideas win "дадим хорошим идеям выиграть". По их мнению, есть неэффективные страны – остатки бывшего Советского Союза, где постсоветскую элиту надо менять. Ради этого можно пойти и на некоторые не очень демократические вещи. Можно поддержать государственные перевороты".

Но результат этих действий, по словам Бабича, "очень плохой": "Эти бунты в Боснии, самые настоящие голодные бунты. Оказалось, что инструменты, которые применял Евросоюз, чтобы поднять Боснию – приватизация, другие такие традиционные вещи – дали обратный эффект. Эта философия не срабатывает. На это из Брюсселя идет ответ: «Ничего! Значит, надо надавить посильнее, пока не продавим. И ни копейки не дадим, и ни слова не уступим». Как это было с Украиной. Янукович, в общем-то, не отказывался от соглашения об ассоциации, он просил его перенести на другой срок, изменить текст или дать денег. На что он получил три «нет» от Евросоюза: «Денег мы вам никаких практически не дадим, мы дадим вам свои законы, зону процветания и стабильности, разговор мы будем вести только с вами, никаких трехсторонних переговоров и ни одного слова мы в этом соглашении не изменим». То же самое было и с Боснией: «Может быть, мы поменяем конституцию так, как мы считаем нужным, но в остальном живите, давайте приватизируйте, делайте все те реформы, которые мы вам скажем». Алгоритм, по которому развиваются события и в Боснии, и на Украине, один и тот же".

17285 просмотров