Вестник Кавказа

Владимир Месамед: "Рухани пытается отвлечь внимание от иранской атомной программы"

Пётр Люкимсон, Израиль
Владимир Месамед: "Рухани пытается отвлечь внимание от иранской атомной программы"
© Фото: Сайт президента России

Ближневосточное урегулирование, ситуация вокруг Сирии и ядерная программа Ирана были в центре внимания на переговорах президента США Барака Обамы с премьер-министром Израиля Биньямином Нетаньяху, только что завершившихся в Белом доме. США не исключают никаких действий против Ирана в связи с его ядерной программой, включая военные действия, заявил Обама в ходе встречи.
Позиция Израиля имеет большое значение для урегулирования ситуации вокруг иранской ядерной программы. Еще недавно обсуждался вопрос возможности нанесения Израилем военного удара по Ирану. Сейчас новый президент ИРИ Хасан Рухани демонстрирует попытки сближения позиций с Израилем, однако там ему не особо верят.
Последние заявления иранского лидера о признании Холокоста комментирует один из ведущих израильских специалистов по Ирану, преподаватель Еврейского университета в Иерусалиме и Открытого университета Израиля доктор Владимир Месамед.

Продолжение. Начало см. "ВК" Владимир Месамед: «Отличий между подходами иранских консерваторов и либерала Рухани не просматривается»

- На чем вообще строилось отрицание иранскими лидерами факта Холокоста и какие цели они преследовали этим отрицанием?

- Тема Холокоста в иранской печати получала новое дыхание всякий раз во время обострения палестино-израильского противостояния. Особенно популярной она стала на страницах СМИ с началом в сентябре 2000 года второй интифады. В апреле 2001 года, в День памяти жертв Холокоста, официальное иранское информагентство ИРНА опубликовало репортаж из Палестинской автономии, в котором писало, что в этот день там продолжается геноцид мирного населения. "Блокада ПА Израилем создала для ее жителей условия, намного ужаснее тех, которые существовали в лагерях смерти и оперируя которыми сионисты говорят о Холокосте". Самым последовательным и неутомимым ниспровергателем реальности Холокоста, высказывающимся за необходимость его ревизии, причем в разноаспектной плоскости, был завершивший свою каденцию иранский президент Махмуд Ахмадинежад. Массированные и носящие флер провокативности антиизраильские заявления Ахмадинежад произносил при несомненном одобрении религиозного истеблишмента страны.
Интересно, что в отрицании Холокоста иранскими политиками вырисовывается главный элемент: последовательные попытки связать Катастрофу восточноевропейского еврейства с проблемами израильско-палестинского взаимодействия. Основная причина широко распространяющейся в сегодняшнем Иране идеи отрицания Холокоста, на наш взгляд, состоит в том, что иранским властям необходимо представить контрдоводы набирающей силу мировой критики по поводу иранской концепции уничтожения Израиля, а также аргументировать свое утверждение о том, что Израиль использует идею Холокоста для угнетения палестинцев. Вероятно, ужесточением своей антиизраильской риторики Ахмадинежад добивался решения фундаментальной задачи, которую ставит религиозная элита страны: достичь радикализации общественного мнения в стране, что будет способствовать консервации власти в руках крайне консервативного духовенства. Частое обращение к теме Израиля, Холокоста, защиты Ираном прав палестинцев, по мнению Тегерана, укрепляет пошатнувшиеся шансы ИРИ на лидерство в исламском мире. Не сомневаюсь, что в этом плане Рухани сумеет что-либо изменить, ибо идея ревизии Холокоста носит тактический характер, преследуя цель отвлечь внимание от иранской атомной программы. Сегодняшние реалии состояния переговорного процесса на этом направлении демонстрируют правильность такого утверждения.

- Действительно ли в последних выступлениях и заявлениях Рухани чувствуется некое изменение позиции нынешнего руководства Ирана и его готовности к диалогу с Западом или правы те, кто утверждает, что в этой позиции не произошло никаких изменений?

- Вся риторика президента направлена то, чтобы у Запада сложилось впечатление о готовности к диалогу. Это понятно, ведь иранцам нужно любой ценой добиться отмены или минимизации санкций. Тяжелое экономическое положение чревато потенциалом социального протеста. Речь может идти о выживаемости режима, вот почему нужно что-то делать. Вот они и изображают действие. На самом деле, ничего реального пока не произошло.

- Как были восприняты эти выступления Рухани в самом Иране – как в его властных структурах, так и, что называется, в широких массах?

- Про народные массы мне говорить трудно, думаю, в Иране достаточно людей, которые понимают, как на самом деле обстоит дело. Но вот, что касается представителей двух главных полюсов внутриполитического спектра – фундаменталистов и реформистов, то последние в большинстве своем считают, что слова Рухани были более всего рассчитаны на внутреннюю аудиторию и главной своей целью преследовали привлечение внимания политических оппонентов в Иране. Возьмем популярный в стране аналитический сайт «Асрэ Иран». Он отметил в речи Рухани неразрывную связь внутренних процессов укрепления доверия к власти с политикой мирных инициатив на внешней арене. «Иран должен и имеет право начать переговоры с США. В тот момент, когда под угрозой национальные интересы страны, нужно делать что-то реальное, наводить мосты, и это касается США, как и любой другой страны». Фундаменталисты, в особенности военная элита страны, выразили удовлетворение тем, что новый глава исполнительной власти страны, якобы, сумел достойно представить Исламскую республику Иран на таком важном саммите мирового значения. Начальник Генштаба иранских вооруженных сил генерал Хасан Фирузабади, реагируя на речь Рухани, сказал, что ее можно рассматривать как демонстрацию здравого смысла, «блеск шиитского мировоззрения в стенах ООН». «Рухани показал себя истинным поборником режима Исламской республики». Другой, уже бывший военный, главнокомандующий войсками Корпуса стражей исламской революции в отставке и нынешний главный военный советники аятоллы Али Хаменеи, генерал Яхья Рахим Сафави охарактеризовал слова Рухани в ООН как необычайно взвешенные и здравые. Глава судебной ветви власти Ирана, аятолла Садек Амоли –Лариджани, оценивая речь президента, сказал, что смысл его слов в том, что США получили еще один шанс в наведении мостов доверия. Глава фракции фундаменталистов в иранском парламенте, его бывший спикер. Голам-Али Хаддад Адель, нашел главный позитив в речи Рухани в том, что США вынуждены изменить тон своих высказываний по отношению к Ирану. «Мы приветствуем новые возможности решения нашей атомной программы». Другой парламентарий, зампред парламентской Комиссии по внешней политике и безопасности Мансур Хакикатпур сделал такой вывод из речей Рухани и президента Обамы, где слово «Иран» повторялось 25 раз: путь к урегулированию ирано-американских противоречий не столь уж долог. Таким образом, речь президента в определенной мере примирила обе половины политического поля.

- Насколько, на ваш взгляд, правы те обозреватели, которые утверждают, что Рухани на данном этапе выиграл пиар-дуэль» с Израилем и сумел склонить и общественное мнение, и мнение ряда западных политиков в пользу Ирана?

- Думаю, что Рухани, если и не выиграл, то обратил на себя симпатии. Президент-реформатор Сеййед –Мохаммад Хатами, предшественник Ахмадинежада, к концу своей каденции приобрел в глазах иранцев кличку «Сеййедэ хандан» (улыбающийся Сеййед). Иранская пресса уже обратила внимание, что Рухани тоже излучает море обаяния. Они очень похожи внешне – оба благообразны, в интеллигентских очках без оправы, улыбчивые и внешне добросердечные. Таким принято верить, в том числе – и политикам. Не ошибиться бы только.

11495 просмотров