Вестник Кавказа

Фpанк-Вальтер Штайнмайер: «Россия вряд ли сможет предложить Турции альтернативу партнерству НАТО»

Bild
Фpанк-Вальтер Штайнмайер: «Россия вряд ли сможет предложить Турции альтернативу партнерству НАТО»
© Фото: Мария Новоселова/ “Вестник Кавказа“

В Берлине нe считают, что отношения между Москвoй и Анкаpой могут создать альтернативy партнeрствy в pамках НАТО. Об этом заявил глaва МИД ФРГ Фpанк-Вальтер Штайнмайер заявил в интервью немецкому таблоиду Bild, которое было опубликовано  9 августа – в день встречи Путина и Эрдогана. В беседе Штайнмайер затронул также другие важные темы мировой политики.  «Вестника Кавказа» публикует перевод интервью.

- Война в Сирии, путч в Турции, террористические атаки - один кризис следует за другим. Вы можете от этого всего отключиться, находясь в отпуске?

- Кнопка «отключиться» не работает в этом бушующем мире. Но попытаться стоит. В этом году я вновь буду заниматься альпинизмом. Это помогает дистанцироваться от всего и зарядиться силами. В течение нескольких часов у тебя в голове крутятся лишь мысли о ближайших десяти шагах и за что бы ухватиться. 

- Как в политике - двигаться осторожно вперед, балансируя над бездной?

- В горах у тебя есть, как минимум, страховка.

- Политики выступают и ведут переговоры. А в Сирии в жестокой войне погибают люди. Политика в самом деле бессильна?

- Не бессильна, но мы не можем одним приказом закончить бои. Если бы это было так, то гражданская война не продолжалась бы уже пятый год. То, что происходит в Сирии - трагедия. Едва ли могут быть еще более жестокие кадры, чем те, что мы получаем из Алеппо. Уже пять лет ведется жестокая игра за власть в регионе. И некоторые игроки не имеют в данный момент интереса, чтобы закончить конфликт.

- Вы имеете ввиду диктатора Асада, Россию и Иран?

- И других. К сожалению, это справедливо также и для многих других сторон этого конфликта. 

- Таким образом, мир вновь бездеятельно наблюдает?

- Вы плохо знакомы с моим рабочим расписанием, или Джона Керри и других коллег. Что мы делаем день и ночь? Мы беспрерывно ищем пути, чтобы склонить стороны конфликта к переговорам. Посмотрите на положение, в котором находится ИГ (террористическая организация «Исламское государство» запрещена в России) в Ираке сегодня, и сравните это с летом 2014 года. Тогда казалось, что в скором времени вся страна окажется в руках банд террористов, и вся жизнь, кроме ИГ, будет уничтожена. Но сегодня есть прогресс. ИГ потеряло с прошлого года половину контролируемой территории. Города, такие как Рамадан и Тикрит, освобождены, и люди возвращаются туда. 

- Но прежде, чем эта раковая опухоль будет побеждена, она распространит свои метастазы в лице террористов по всему миру...  

-  ИГ берет ответственность за все преступления одиночек, которые, иногда в большей, иногда в меньшей степени связаны с этой террористической организацией. Но я считаю, что их притягательность и потенциал для вербовки молодых людей в Европе сегодня не столь сильны, как еще в прошлом году. Число тех, кто присоединяется к джихаду, также значительно снизилось.

- … и в конце победителем в Сирии окажется диктатор Асад?

- Я считаю, что это исключено. На переходном этапе соратники Асада могут играть определенную роль в Сирии. Но политическое будущее страны должно и будет решаться без Асада. 

- Почему Запад не оказывает больше давления на Москву, чтобы она прекратила поддерживать режим Асада?

- Мы не строим иллюзий по поводу роли России в Сирии. Но прекращения гражданской войны в Сирии без Москвы не добиться. Точно также как без Ирана, Саудовской Аравии или Турции.

- Насколько высока опасность того, что Турция вместе с Россией создадут новый военный альянс? 

- Хорошо, что после уничтожения российского боевого самолета Турцией в прошедшем году, сегодня в отношениях между Турцией и Россией вновь наблюдается сближение. При этом я не считаю, что отношения между двумя странами станут настолько близкими, что Россия сможет предложить Турции альтернативу партнерству НАТО. Турция является важным партнером НАТО - и так должно оставаться впредь.

- Поэтому мы должны дружелюбно обращаться с турецким президентом Эрдоганом, даже если он превращается в диктатора?

- Это бред! Мы с самого начала продемонстрировали свою позицию по поводу арестов учителей, судей и журналистов, и эту позицию мы менять не собираемся. Но при всей правомерной критике действий властей в Турции мы должны признать (а это упускается в дебатах в Германии) - те, кто осуществляли путч, с очень большой жестокостью действовали против мирных граждан, против парламента. Так считают и те турки, которые не являются сторонниками правящей ПСР. Поэтому очень важно подчеркнуть, что мы ясно осудили попытку путча, и должно проводиться политическое и уголовное расследование этих событий - но в правовом поле! 

- То есть, безвизовый режим для турок, которые хотят посещать ЕС, все же будет?

- Отмена визового режима произойдет тогда, когда будут выполнены связанные с ней условия. В данный момент этого еще не произошло.

- Бросим взгляд на США: опасаетесь ли вы президента Трампа?

- Советники и соратники Дональда Трампа проводят много времени, пытаясь смягчить и сгладить очередные его выпады против латиноамериканцев, женщин, мусульман и солдатских семей. У меня ощущение, что Трамп зачастую сам не знает, чего он точно хочет. Он говорит, что хочет сделать Америку сильнее, но одновременно хочет, чтобы Америка отступила. Как это может совмещаться, выше моего понимания. Мир невероятно сложен. Он нуждается в лидерах, которые осознают собственную ответственность. Они помогают этот мир улучшать. Нам не нужны политики, которые делают этот мир еще опаснее.

- К моменту выборов в Бундестаг 2017 году вы будете иметь за плечами 8 лет работы на посту министра иностранных дел. Вы бы продолжили делать эту работу еще 4 года, если результаты выборов позволят?

- Я занимаюсь внешней политикой с большим усердием и верю, что упорством и разумом мы можем многие вещи изменить к лучшему. Но сейчас передо мной еще целый год работы, который, полагаю, также будет непростым. Что будет дальше, решат избиратели. 

14425 просмотров