Вестник Кавказа

Почему в Армении отторгают российские интеграционные инициативы

Екатерина Тесемникова, Москва; Давид Степанян, Ереван
Почему в Армении отторгают российские интеграционные инициативы
© Фото: Мария Новоселова/ “Вестник Кавказа“
Сегодня одной из основных тем, стоящих на повестке дня российско-армянских отношений, стала дискуссия о возможности присоединения Еревана к Евразийскому союзу. Причем сегодня все чаще озвучивается мысль о преимуществах евразийского интеграционного проекта перед СНГ, которое стало, согласно характеристике Владимира Путина, средством цивилизованного развода. Как считает директор армянского филиала Института стран СНГ Александр Маркаров, «при создании СНГ стояла необходимость решения ряда проблем – с одной стороны, необходимость поддержания тех связей, которые уже установились, с другой стороны – возможность поддержания экономик, которые были взаимозависимы, и с третьей стороны – было стремление к сохранению некоего цивилизационного, общего пространства, которое складывалось не только в советский период, но и раньше». Говоря о причинах того, почему СНГ так и не смогло стать успешным интеграционным проектом, Маркаров заявил, что «это резкий спад в уровне экономики, в уровне ВВП в каждой из стран, наличие внутренней нестабильности и внешних конфликтов, в случае с Арменией это еще и закрытые границы. Соответственно, интеграционный проект, который функционировал по различным направлениям либо по различным векторам, достаточно долгое время находился на уровне каких-то декларативных заявлений. Сейчас стержневым являются элементы, которые носят экономический характер и которые могут привести к реально ощутимому результату, в том числе с точки зрения экономического роста и влияния на социально-экономическую ситуацию в стране. Интеграционные процессы пойдут с большим успехом при наличии конкретной стержневой наполняющей, способной положительным образом повлиять, в частности, на экономическое сотрудничество и на уровень развития экономики. Если будут найдены подобные элементы экономической интеграции, которые приведут к росту макроэкономических показателей стран, которые, соответственно, в дальнейшем могут привести к положительному влиянию на общую экономическую ситуацию в каждой из стран, то экономическая составляющая, может стать основой для дальнейшего политического интеграционного проекта».

Именно доминирующая экономическая составляющая и заставляет экспертов говорить о перспективах Евразийского союза. Однако вопрос участия в нем Армении по-прежнему открыт. В Ереване с большой осторожностью относятся в новой интеграционной инициативе России, что подчас вызывает недоумение в Москве. Так, российский политолог Михаил Леонтьев утверждает, что Армения в нынешнем своем виде и возникла только благодаря России и продолжает существовать благодаря ей. «Тотальная зависимость от российского газа и российских трансфертов», которой пеняют Армению специалисты из МВФ, не говоря уже о силовом зонтике, — тому прямая иллюстрация», - считает Леонтьев. По его мнению, «Армения предпринимала высоко оцененные усилия по либерализации экономики и привлечению внешних инвестиций. Однако никакого инвестиционного бума нет и не предвидится. Даже мощная диаспора по всему миру, в том числе в Европе и США, не сильно помогла подъему армянской экономики. Скорее облегчила массовое бегство армян из страны. На этом фоне именно в Армении странно слышать бредни про «европейский выбор» и жесткие предупреждения германского посла об угрозе этому выбору в случае участия Армении в евразийском интеграционном проекте. На самом деле именно армянская оппозиция реинтеграции больше всего иллюстрирует ущербность постсоветских элит, обреченных противостоять реальным национальным интересам своих народов. Армения должна была бы быть заинтересована в этом процессе больше, чем Россия, поскольку альтернатива для нее — отнюдь не «европейский выбор», а «турецкий»».

Однако следует признать, что возможность реальной интеграции с Россией всегда была для той же Армении императивом. Армянское общество в целом благожелательно относится к предложенной Россией интеграционной инициативе на постсоветском пространстве. Особую роль в этом играет глубокий и многопластовый характер русско-армянских исторических и цивилизационно-культурных связей. Даже критики вынуждены признать, что, по данным соцопросов, подавляющее большинство населения Армении стремится к развитию отношений с Россией и поддерживает интеграционные тенденции. Все это вкупе с исторической памятью армян дает надежду на то, что общество в Армении уважительно отнесется к инициативе России развивать евразийское сотрудничество не только в сфере экономики. Весь вопрос в том, на каких условиях. В целом, и Россия, и Европа, и США и любая иная страна мира всегда и везде, прежде всего, преследуют собственные интересы. И это нормально. Поэтому прежде чем думать об интеграции самим армянам следует подумать о собственных интересах. Для того же, чтобы сделать это трезво и на основе прагматизма нужно попытаться ответить на простой вопрос - кто и кому больше нужен: Россия Армении или Армения России?

В Армении северного союзника упрекают в установлении более тесных контактов с Баку, без учета союзнических взаимоотношений с Арменией, продаже оружия Азербайджану, желании подружиться с Турцией, за счет уступок, которые в свою очередь будут сделаны за счет Армении. В Ереване считают, что Москва не ценит то, что Армения уже долгое время является ее союзницей на Южном Кавказе. В нежелании компенсировать затраты и потери, которые несет Армения отказываясь идти на Запад в угоду России. А также отсутствии желания списывать внешний долг, как это сделано, например, в отношении Киргизии и нежелании снижать цену на газ для своего самого верного союзника.

В свою очередь Москва попрекает Армению тотальной зависимостью от российских трансфертов, и тот же Михаил Леонтьев задается вопросом, что бы было с экономикой Армении, если бы цена на газ была бы как для Литвы или Германии. Напоминают Еревану и о российском силовом зонтике, прикрывающим Армению окруженную Турцией и Азербайджаном, и о блокаде, о том, что если бы не Россия, то экономическое положение республики было бы очень плачевным. И наконец, руководство Армении обвиняется в нежелании присоединяться к самым амбициозным проектам Владимира Путина: Таможенному и Евразийскому союзу.

Отметим, что все это время Армения покупала российский газ по льготным ценам, впрочем, за эти цены республика расплатилась продажей россиянам по тем же льготным ценам национальной газотранспортной системы и 5-го блока Разданской ТЭС. Огромную роль в двусторонних экономических отношениях играют российские кредиты, трансфертные переводы проживающих в России граждан Армении. Кстати, по слухам Правительство Армении сейчас просит у России новый, на сей раз миллиардный кредит. И, наконец, военное сотрудничество, в котором, прежде всего, заинтересована Армения, для которой эта сфера отношений является самой важной, учитывая, что Азербайджан на сегодняшний день является бесспорным чемпионом в СНГ по закупке вооружений. Москва уже передала Еревану новейшие зенитные батареи S-300, заменив ими устаревшие S-125. При этом на территории Армении сохраняются российские военные базы, что в случае необходимости заметно облегчит поставки вооружений.

Как видим, факты говорят в пользу евразийской интеграции Армении. Впрочем, нечеткость позиции официального Еревана в отношении идеи Евразийского союза объяснима. И дело тут не в несуществующем давлении Запада и даже не в ничем не подкрепленной надежде получить от Европы 1,5 млрд евро, якобы обещанных в случае необратимого движения Армении по пути "укрепления демократии". На деле, правительство Сержа Саргсяна ожидает от Москвы гарантий существенной финансово-экономической и политической поддержки до президентских выборов, в том числе приемлемой для Армении цены на газ. Подобной поддержкой Москвы, неважно какой ценой, пользовался прежний президент Роберт Кочарян. Таким образом, представляется, что Ереван конкретизирует свою позицию по Евразийскому союзу лишь после того, как получит от Москвы соответствующий мессидж, который пока что не поступает. По всей вероятности в Москве в свою очередь выжидают, когда Ереван первым заявит о стремлении вступить в Евразийский союз. Однако, учитывая, что, не получив ничего взамен, Армения вряд ли решится пойти на разрыв с ЕС на фоне близящихся к завершению переговоров об облегчении визового режима и создании Зоны свободной торговли с Евросоюзом, выжидают напрасно. И отказаться от единственно реального в случае Армении и других стран СНГ уровня евроинтеграции Ереван, конечно, может, но лишь за соответствующие уступки Москвы.

Склонить Армению к участию в российском интеграционном проекте, бесспорно, можно. Но лишь посредством применения так называемой “мягкой силы”, популяризируя и экономически обосновывая выгоды реализации идеи Евразийского союза.
14290 просмотров