Вестник Кавказа

Армянские семьи живут в контейнерах со времен землетрясения 1988 года

USA Today

Почти 28 лет назад в Спитаке произошло мощное землетрясение, с последствиями которого власти республики не смогут справиться до сих пор. Корреспондент USA Today побывал в местах, разрушенных стихией 7 декабря 1988 года, и увидел, как там сейчас живут люди.

Трагедия произошла в декабре 1988 года. Десятки тысяч людей погибли, около полумиллиона остались без крова. Власти Армении были не в состоянии самостоятельно устранить последствия трагедии, и все республики СССР и многие иностранные государства присылали помощь - страна была наводнена морскими контейнерами, в которых доставлялись грузы. Суровой армянской зимой в этих контейнерах поселись люди. Это было все же лучше, чем замерзнуть до смерти, хотя в контейнерах не было отопления, сантехники, окон и электричества. Люди жгли токсические отходы, оставшиеся после землетрясения, и мусор, чтобы согреться и приготовить еду. Тогда казалось, что все это временно. Советский Союз сделал все, чтобы обеспечить жильем как можно большее количество людей. Но вскоре вспыхнули региональные конфликты, СССР распался, новые независимые государства пытались приспособиться к совершенно иной экономической системе. Борьба все еще продолжается, и сегодня есть семьи, живущие в тех же морских контейнерах. В городе Гюмри, сильно пострадавшем от землетрясения, таких примерно 10 тысяч человек. Хотя в некоторых контейнерах появилась импровизированная теплоизоляция и электрическая проводка, их состояние еще хуже, чем было раньше - за 30 лет они сгнили.

Мелина, живущая в контейнере, кормит своих дочерей. Ее муж Артем работал в России, но вынужден был вернуться и не смог найти работу.

Многие разделяют их участь - высокий уровень безработицы вынуждает искать работу за границей. Мелина выросла в детском доме. Артем – в таком домке. Сейчас они в долгах, но хотят, чтобы их дочери росли здоровыми и получили шанс на комфортную жизнь. Из-за плохой экологии и бедности, "дети домиков" иногда отстают в развитии, часто болеют, имеют проблемы школе.  Ваган Тумасян из Ширакского Центра помощи, расположенного в Гюмри, приносит жителям дрова и продукты. 

"Двадцать восемь лет спустя контейнеры  прогнили, их состояние просто ужасно, ужасные условия жизни, особенно для детей",-  говорит Петр Абаджян, директор Фонда "Парос", небольшой некоммерческой организации, которая  сотрудничает с Ширакским центром. "Сначала их родители жили и выросли в домиках, теперь дети живут там. Они не знают, какой должна быть нормальная жизнь". Некоммерческая организация  помогает деньгами и оказывает помощь с оформлением документов, которые необходимы для получения квартир, обеспечивает работой людей, предоставляет необходимые материалы и дрова.

Петр Абаджян привлекает средства армянской диаспоры, но перемещение семьи из домика в квартиру стоит около $20 000 стоит. Несложно подсчитать, что на решение ситуации в Гюмри нужно $50 миллионов. Это больше, чем может собрать некоммерческая организация.

Ашоту 7 лет. Он живет в домике со своей матерью и двумя сестрами. Они жили и работали в России, но вернулись в прошлом году.

"Детям, живущим в домиках,  не нужны игрушки,- говорит Абаджян.- Им необходима еда". Фонд "Парос" создал в Гюмри детский центр Debi Arach ("Идти вперед"). Там в двух группах занимаются 140 детей в возрасте от 6 до 17 лет, которые приходят три раза в неделю. В  Debi Arach, размещенном в арендуемом здании, где котором раньше находились ресторан и гостиница,  есть компьютерные классы и классы профессиональной подготовки. Так как сейчас спрос на IT-специалистов опережает предложение, большая часть обучения в Debi Arach ориентирована на компьютерные профессии. "Отучившись здесь, дети смогут заботиться о своей семье, арендовать дом и жить нормальной жизнью в Гюмри",- надеется Абаджян. В центре работают восемь учителей медсестра, психолог. Здесь дети могут поесть и помыться. "Сначала дети не ели салат. Они просто не знали, что это такое. До этого они ели в основном хлеб. Они даже не знали, что можно сидеть за столом, есть вместе, не знали, как пользоваться ванными. Мы постарались обеспечить каждого ребенка своим личным шкафчиком, чтобы у каждого было лично пространство. Это же ведь дети. Мы должны попытаться спасти их", - говорит Абаджян.

25340 просмотров