Вестник Кавказа

ЛЕГКО ЛИ БЫТЬ СТАРИКОМ

Георгий Калатозишвили, Тбилиси
«Какая молодежь пошла – не уважают старших, ругаются, знать ничего не знают. Вот в наше время…», - горестно цедил сквозь зубы пожилой водитель «маршрутки» после того, как ему нахамил паренек лет двадцати. Старик рассказал, что сам он родом из Абхазии, откуда пришлось бежать в результате войны 1992-1993 годов: «Вот у абхазов совсем другое отношение к старшим - уважают их по закону гор. Молодой абхаз сразу встанет, если в комнату войдет старик. Даже если стульев полно, предложит сесть на его место. Некогда и мы, грузины так к старикам относились, а теперь…»

Разговоры о падение нравов среди молодежи и неуважении к старшим – рефрен человеческой истории и, казалось бы, эпоха интернета или акселерация тут совершенно не причем. Зрелые люди сетовали на это и в Средние века, в эпоху Эсхила. Однако современная Грузия дает наглядный пример развития «в режиме реального времени» процессов социальной трансформации, в том числе и присущей традиционному горскому обществу ценности особого уважения к старшим.

КОНЕЦ ПАТРИАРХАЛЬНОЙ ГРУЗИИ

Упоминание тбилисским водителем Абхазии вовсе не случайно. Абхазское общество гораздо в большей степени сохранило приверженность к традиционным ценностям, чем грузинское. И это, по мнению некоторых социо-психологов, стало одним из существенных факторов непримиримого противостояния между абхазским и грузинским социумами, переросшим в политический клинч и братоубийственную войну.

Представления о кавказских сообществах в России не дифференцированно, а это порождает многие ошибки. Например, Грузия часто воспринимается все еще традиционным обществом с беспрекословным уважением к традиционным ценностям. В том числе, естественно и особым отношением к старшим.

Действительно, еще 30-40 лет назад, грузинское общество сохраняло многие черты патриархальности. Семья из трех поколений, когда вместе жили родители, дети и внуки, была нормой. Этому способствовала не только жилищная проблема, но и уклад жизни. Но в последние время грузинское общество проходит сложный и очень болезненный этап социальной трансформации, в том числе, стержневых институтов семьи и взаимоотношения поколений. Причем болезненность этого процесса определяется как раз переходностью этапа, когда все еще сосуществуют две несовместимые системы ценностей.

«Я ЗАПЛАТИЛ ЗА СВОЕ МЕСТО»

По данным Центра социологии и демографии, абсолютное большинство молодых семей (вне зависимости от наличия жилищной проблемы) предпочитает жить отдельно от родителей. Число одиноких стариков при живых детях в домах престарелых неуклонно растет. Раньше для Грузии это было немыслимо – человек, сдавший мать или отца в дом престарелых, считался изгоем, которому никто не подал бы руки.

Один из опросов неправительственной организации, проведенных в средней школе в элитном тбилисском районе Вера показал, что 90% детей не готово уступить место в общественном транспорте старикам. Мотивировка - «Я заплатил за это место, а значит, законно его занял». Причем этому детей учат не только в школе (сколько бы ни обвиняли инициаторов «вестернизации» школьного образования в том, что они «по заказу США уродуют детей западным прагматизмом»), на самом деле дети всего лишь откликаются на установки, которые впитывают в семье и обществе в целом.

Неслучайно, «революция роз» 2003 года стала революцией молодого поколения, после чего во всех сферах жизни, от политики до бизнеса и даже науки и творчества, первые позиции заняли люди не старше 35 лет. Человек старше сорока – в нынешней Грузии считается безнадежно устаревшим и бесперспективным уже не только для университетской аудитории, но даже на театральной сцене.

«ДЕТСКИЙ САД»

Средний возраст грузинских министров – 28 лет, а депутатов 26 лет. Среди журналистов, телекомментаторов и редакторов грузинских СМИ очень трудно отыскать человека старше тридцати. Если судить о ведущих грузинских общенациональных телекомпаниях и газетах по журналистам, создающим их «лицо», невольно вспоминаются эксперименты эпохи «Пионерской правды». С той разницей, что редакторами тех газет были все-таки люди совсем не пионерского возраста.
«Детский Сад» - так представители старшего поколения небезосновательно называют общую ситуацию в общественно-политической жизни Грузии. И здесь сразу придется отмести любые разговоры о влиянии Запада. Часто ли вы видели на Западе 29-летнего премьера, 27-летних министров и депутатов, 25-летнего ведущего главного политического ток-шоу общенационального телеканала или, наконец, 36-летнего президента? Эта ситуация на самом деле абсолютно ненормальна и свидетельствует о том, что естественный процесс социальной трансформации в Грузии принял просто уродливые формы – в нарушении баланса разных сегментов общества и ее социальной структуры.

Говорить в этих условиях об уважении к старшим не приходится. Хамство и цинизм, разрушение семейных устоев и «дисгармонизация» общества – страшная цена, которую грузинский народ платит за попытку ускоренной модернизации и почти насильственное прививание ценностей, выработанных в иных обществах в течении долгого естественного исторического процесса развития и социальной трансформации.
13715 просмотров