Вестник Кавказа

Почему они уходят в горы

Муса Мусаев, Дагестан
В материале «Юбилей на фоне взрывов» http://www.vestikavkaza.ru/articles/politika/dagestan/14644.html корреспондент ВК в Дагестане Муса Мусаев пытался проанализировать, почему в прошлом году на Северном Кавказе активизировалось бандподполье. Одной из сторон, заинтересованных в эскалации напряженности, он назвал коррумпированных чиновников. Причем речь идет о людях, принимающих решения как на местном, так и на федеральном уровне. Для них экономические выгоды очевидны. Горячая точка – «оффшор», где можно «отмывать» деньги по-крупному. Боевые действия и восстановление разрушенной инфраструктуры требуют огромных бюджетных расходов, а для коррупционеров - это большие прибыли в виде «откатов». Без горячей точки не будет и другой большой статьи бюджетных расходов – денег, выделяемых на борьбу с терроризмом. Вспомнить хотя бы как в 2003 году для нейтрализации отряда Гелаева из 30 человек в высокогорный район Дагестана была переброшена целая армия. По горным дорогам двигались колоны из сотен единиц военного транспорта и старой бронетехники, в предполагаемый квадрат наносились десятки авиаударов. Поэтому неудивительно, что некоторые, выдавая желаемое за действительное, создают образ врага и предрекают, что Дагестан скоро станет новой горячей точкой.

Часто проводимые локальные контртеррористические операции также требует немалых расходов. Сотрудники МВД Дагестана и без этих КТО нередко работают в усиленном режиме, без выходных и праздничных дней. Для них это двойная, тройная нагрузка, а для бюджета двойные и тройные расходы. Однако деньги за сверхнормативную работу рядовые сотрудники получают не всегда, из-за чего профсоюзы периодически выражают свой протест.

На вопрос, вынесенный в заголовок статьи, есть несколько ответов. Причем каждая версия того, почему молодые люди становятся участниками бандподполья, имеет под собой бесспорные основания.

Причина первая
Определенная часть боевиков - идейные экстремисты. Сейчас тысячи молодых дагестанцев выезжают в страны Ближнего Востока, чтобы получить высшее исламское образование, но, увы, многие из них подпадают под влияние различных сект, а, возможно, и спецслужб. Ни федеральные, ни республиканские органы власти массовый отток молодежи для учебы за рубеж не отслеживают и не контролируют. (В России же исламские вузы появились совсем недавно). Кроме того, многие молодые люди выезжают для совершения паломничества во время хаджа, но возвращаются далеко не сразу по его окончании…

Причина вторая
Бандподполье постоянно пополняется из числа людей, мотивированных местью представителям правоохранительных органов и власти. Правоохранительная система далеко не идеальна, она слаба и поражена коррупцией. Сотрудники следственных органов не гнушаются применением пыток, а суды нередко осуждают невинных и милуют настоящих преступников. Некоторые попадают в руки правосудия по сомнительным обвинениям, а кто-то из них не доживает до суда. В последние годы участились случаи похищения людей, которые придерживаются салафитского (ваххабитского) течения в исламе. В каждом районе и городе местные подразделения МВД и органы власти составляют списки, куда попадают не только приверженцы ваххабизма, но и личные враги представителей местных властей, и оппозиционеры. Некоторые из этого списка вынуждены уходить в годы, опасаясь, что рано или поздно за ними придут - либо похитят, либо проведут КТО.
С другой стороны, в рамках действующего уголовного законодательства правоохранительная система не в состоянии привлечь к ответственности определенную часть власти предержащих. Из их числа формируется каста неприкасаемых. В таких условиях в республике возрождается средневековый институт кровной мести. Для некоторых именно месть становится единственным способом наказать преступника. Вспомнить хотя бы историю лидера боевиков Расула Макашарипова. Он был приближенным Басаева и Хаттаба и командовал одним из отрядов во время вторжения в Дагестан в 1999 году. На распространенном тогда в СМИ видеоролике он находился рядом с Басаевым. После разгрома бандформирований боевика задержали, но суд своим решением освободил его. Выйдя на свободу, Макашарипов возглавил бандитское подполье в Дагестане. На счету его банды более полусотни убийств милиционеров. Несколько раз против его группы проводились спецоперации. Лишь с третьей попытки он был уничтожен - в июле 2005 года в доме, расположенном недалеко от центральной площади Махачкалы.

Причина третья
Определенная часть боевиков - обычные киллеры, которые зарабатывают себе на жизнь, исполняя заказы на убийства. Востребованность этой профессии подтверждает криминальная борьба за власть, раздел и передел собственности, убийства политиков и чиновников накануне проведения выборов разного уровня. К примеру, по данным МВД, один из лидеров боевиков Асхаб Быдаев, уничтоженный в 2008 году, был эмиром хасавюртовского направления. По мнению же местных жителей, он был обычным киллером, далеким от религии.

У десятилетней войны, которую принято называть борьбой с терроризмом, было две активные фазы. Наибольшее количество терактов было зафиксировано в 2005-ом и в 2009-ом, в преддверии смены власти в республике. Однако термин «гражданская война» к Дагестану не совсем подходит. Противоборствующими сторонами здесь выступают не широкие слои общества, а небольшие группы элит, религиозных общин. Тем не менее угроза развязывания гражданской войны существует, ведь эти небольшие группы ради достижения личных интересов стремятся вовлечь в свою борьбу все больше людей. Скорее всего, нынешнюю ситуацию в Дагестане можно назвать криминальной войной или клановой междоусобицей.
15140 просмотров