Вестник Кавказа

Украинский кризис напугал ЕС и обнадежил Иран

Виктория Панфилова обозреватель "НГ" для "Вестника Кавказа"

Российско-украинский кризис приобрел затяжной характер, ставя перед международным сообществом новые вопросы и обостряя и актуализируя старые. Один из них – газоснабжение Европы.
Еврокомиссар по энергетике Гюнтер Эттингер на пресс-конференции после завершения встречи министров энергетики странно ЕС обрисовал позицию Старого света по этому жизненно важному вопросу. "В сентябре мы проведем совещание стран-членов и выработаем предложения по изменению нашей энергетической политики на последующие десятилетия. Мы надеемся увеличить количество поставщиков", – сказал он. По его словам, ЕС заинтересован в продолжении партнерства с Россией, но при этом будет стремиться к тому, чтобы закупать энергоносители и в других странах. Причина – рост напряженности между Евросоюзом и Москвой по вопросу Украины. "Мы хотим, чтобы Россия осталась нашим партнером. Но есть Норвегия, Алжир, проект "Южный коридор", по которому через пять лет начнутся поставки газа из Азербайджана через Турцию и Грецию в Албанию, Италию, Болгарию и на европейские рынки. Помимо этого мы планируем увеличить поставки сжиженного газа из Катара", – сказал Эттингер.

В вероятных изменениях схем энергообеспечения Европы заинтересован ряд игроков. Один из них Иран, в силу действующих против него санкций остающийся в стороне от глобальных проектов. Страна, обладающая по различным оценкам, вторыми в мире запасами природного газа готова приступить к крупнообъемному экспорту хоть сейчас. Тегерану мешает одно – санкции. Все комментарии представителей Ирана сводятся именно к этому - отмените санкции и тут же "завалим" газом, хоть по трубопроводам, хоть сжиженным.

Однако Гюнтер Эттингер в своем выступлении об Иране не обмолвился ни словом. Возможно, не только потому, что не пожелал поднимать не потерявшую остроты иранскую проблему, но еще и потому, что импортировать газ из этой страны представляется сегодня проблематичным ввиду практического отсутствия необходимой трубопроводной инфраструктуры необходимых мощностей. Из Тегерана это, однако, не видится проблемой. Заместитель министра нефти по международным и торговым делам Ирана Али Мажеди считает, что технически страна в состоянии экспортировать газ в Европу уже сейчас по трубопроводу через Турцию. При этом объем экспорта может составить до 50 млн кубометров в ежесуточно. И это далеко не предел. Развивая тему экспорта газа, Али Мажеди предложил сразу несколько перспективных проектов трубопроводов: через Армению, Грузию и дно Черного моря, а второй – Ирак-Сирия-Ливан. Есть претенденты на иранский газ и в других направлениях. Речь о Пакистане, Омане, Ираке. Главная проблема Ирана, помимо санкций, в самой газодобыче, точнее устаревшем оборудовании и технологии. Для приведения "хозяйства" в соответствие с современными требованиями Тегерану, по косвенным оценкам, требуются вложения в объеме 300 млрд долларов. Своих денег в таком количестве у Ирана, скорее всего, нет, а зарубежных партнеров нет по причине упоминавшихся санкций.

Заведующий отделом Кавказа Института стран СНГ Владимир Евсеев в беседе с "Вестником Кавказа" подчеркнул, что предложение Ирана в вопросе газообеспечения Европы сводится простой формуле: отмените санкции, постройте газопровод, а мы попытаемся договориться с Россией по вопросам поставок газа в Старый Свет. Но это не очень реально. "Сегодня природный газ в страны ЕС из Ирана пойти не может. Все санкции отменить невозможно, а Европа инвестировать в иранскую газодобычу и инфраструктуру не будет. Еще и при том, что Тегеран, рассуждая о переговорах с Москвой, фактически обозначил - без оглядки на Россию в вопросе энергообеспечения Европы действовать не будет. Поэтому тема строительства иранского газопровода для Европы на сегодня в практической плоскости не актуальна".

По словам эксперта, для Тегерана куда более важно довести до конца строительство газопровода в Пакистан, которое было заморожено Исламабадом под давлением Вашингтона. Иран ждет 1 декабря, когда Пакистан начнет выплачивать штрафные санкции по условиям подписанного контракта. Иракское и сирийское направления экспорта газа Евсеев также считает пока теоретическими. "На деле есть один экспортный трубопровод – в Турцию. Но и здесь свои шероховатости", – сказал Евсеев. Дело в том, что турецкая сторона хочет полностью расплачиваться за объем газа на точке входа на собственную территорию, чтобы устанавливать свою цену на точке выхода. Именно по этой причине Иран не хочет увеличивать объемы экспорта, чтобы не уменьшать цену на газ, и поэтому газопровод загружен не полностью. В условиях того, что Турция хочет распоряжаться полученным иранским газом по своему усмотрению Ирану приходится держать ценовую планку. Сдерживают и мощности – пропускной потенциал трубопровода не достигает 30 млрд кубов газа в год.

Евсеев склонен считать, что Тегерану не стоит проявлять завышенные ожидания в вопросе отмены санкций. Во-первых, отказавшись от них, США потеряют рычаги воздействия на Иран, поэтому они не пойдут на это, во всяком случае, полностью санкции не будут аннулированы. Во-вторых, они не будут отменены из-за жесткой позиции Саудовской Аравии и Израиля. Да и какая в целом отмена санкций, если и полуготовый газопровод в Пакистан Вашингтон не дает достроить?!

Понимая все это, Иран вряд ли будет реально конструктивен в переговорах по ядерным вопросам, очередной раунд которых пройдет до 20 июля. В таких условиях надежным партнером для Ирана остается Россия. Поэтому закономерна позиция Тегерана в возможных поставках газа в Европу действовать не в одиночку, а согласованно с Москвой. Не лишено оснований предположение о том, что Иран может проявить повышенный интерес к Евразийскому экономическому союзу. Особенно когда созреют проекты энергетического коридора через Азербайджан. По мнению Евсеева, "Москва предлагает конкретные вещи и если бы не противостояние части иранской элиты, которая смотрит на Запад, то российско-иранские отношения развивались бы более динамично".

13305 просмотров