Вестник Кавказа

Почему битва за Манбидж имеет определяющее значение для американо-турецких отношений 

Middle East Eye
Почему битва за Манбидж имеет определяющее значение для американо-турецких отношений 
© Фото: Сайт президента Турции

12 февраля президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган заявил, что турецкая армия будет продолжать наступление на Ракку, удерживаемую ИГИЛ  (международная террористическая организация, запрещенная в России, - прим. «ВК»). "После того как операция в Аль-Бабе будет завершена, нашей следующей целью будут Манбидж и Ракка”, - сказал он. В последнее время турецкие вооруженные силы и поддерживаемая ими Свободная сирийская армия установили полный контроль над стратегическим городом Аль-Баб на севере Сирии. Турция начала операцию ”Щит Евфрата”, преследуя три основные цели:

- очистить северные территории Сирии от кровавого культа ИГИЛ, осуществляющего жестокие нападения на турецкие объекты не только в Сирии, но и в Турции;

- создать буферную зону вдоль турецко-сирийской границы;

- не дать курдским Отрядам народной самообороны (YPG) создать собственный автономный кантон на границе Турции.

Турция считает, что YPG - незаконные вооруженные формирования, связанные с запрещенной РПК, которая ведет вооруженную борьбу против Турции в течение более трех десятилетий. Чтобы достичь этих целей, недостаточно взять стратегический город Аль-Баб. Именно поэтому Эрдоган заявил, что в ходе трансграничной военной операции Турции на севере Сирии будет создана ”безопасная зона” площадью 5 тысяч км кв. Для этого турецким силам необходимо продвинуться в сторону Ракки и Манбиджа. 

Для Турции Манбидж является следующей неизбежной целью по двум основным причинам. Во-первых, Манбидж был захвачен в прошлом году Сирийскими демократическими силами (СДС), которые поддерживаются США, но в Турции считаются террористическим крылом запрещенной РПК. Во-вторых, поддержка администрацией Обамы курдских вооруженных формирований, которые она считала наиболее эффективными боевыми силами в борьбе против ИГИЛ, грубо игнорировала опасения Турции, ставя под угрозу стратегические отношения с ее союзником в регионе. Таким образом Манбидж станет первым реальным испытанием предполагаемого изменения сирийской политики Вашингтона при президенте Дональде Трампе.

Доктрина Трампа

Хотя помощники Трампа утверждают, что он может изменить свое мнение по многим вопросам, кажется, что он придерживается последовательной ближневосточной политики. С одной стороны, это стремление избежать непосредственного участия в ближневосточной трясине, которая переросла в региональную опосредованную войну.

С другой стороны, Трамп считает, что спонсирование администрацией Обамы  умеренных сирийских повстанцев было неуместным. Как он сказал вскоре после избрания, "мы понятия не имеем, кто эти люди". По его мнению, в то время как поддерживаемые США ”умеренные повстанцы” ведут борьбу против режима Башара Асада, Америка должна направить все свои усилия на борьбу с ИГИЛ. Вопрос в том, как это сделать?

Во время своей избирательной кампании, Трамп неоднократно заявлял, что его главным приоритетом является поражение ИГИЛ. Вступив в должность, он приказал своим советникам по безопасности разработать дорожную карту для победы над группировкой в течение месяца. Трамп подтвердил, что США должны ”снова начать выигрывать войны”, и на этой неделе предложил увеличить расходы на оборону на $54 млрд.

Американские стратеги единодушно признают, что для победы над ИГИЛ Трамп должен выбрать регионального союзника - Турцию, СДС, Россию или даже сирийский режим. Турция уже выдвинула свои требования сотрудничества с Трампом: новая американская администрация должна прекратить оказывать поддержку сирийским курдским боевикам, недавно распространившим фотографии бронетехники,  которую они якобы получили от администрации Трампа. Вашингтон эту информацию отрицает.

Что будет после Аль-Баба?

Ближайшие несколько дней будут иметь решающее значение для определения будущих американо-турецких отношений. В данный момент Турция продолжает успешно проводить трансграничные операции, и для того, чтобы обеспечить успех ”Щита Евфтрата”, им необходимо подготовиться к тому, чтобы отбить Манбидж у СДС. Тем не менее страна может столкнуться с непредвиденными проблемами. Силы Башара Асада быстро продвигаются по направлению к юго-востоку от пригорода Аль-Баба, чтобы остановить продвижение турецкой армии и поддерживаемых ими сил.

В четверг Военный совет Манбиджа, который является частью СДС, согласился передать районы к западу от города сирийским правительственным войскам. Можно предположить, что СДС покинут город, оставив его силам Асада. Если это произойдет, то Турция останется один на один в борьбе с Асадом и иранскими ополченцами, что будет наихудшим сценарием, которого Анкара стремиться избежать, не только потому что это неосуществимо в военном отношении, но и потому, что это вобьет клин между Анкарой и Москвой.

С другой стороны, Турция занята внутриполитическими делами, готовясь к предстоящему конституционному референдуму, намеченному на 16 апреля. Таким образом, на данном этапе Анкара не заинтересована в непредвиденной эскалации в Сирии, которая может омрачить ожидаемые реформы. 

Если Анкара решит продолжить наступление и вытеснить СДС из Манбиджа без согласия США, то сценарий операции в Джераблусе, где в прошлом году Турция и США были в шаге от того, чтобы оказаться на противоположных сторонах борьбы за пограничный город, может быть повторен. Односторонний прогресс Анкары на земле может привести к нежелательной реакции со стороны американского союзника, как это случилось в самом начале операции ”Щит Евфрата”. 

Кого поддержать - СДС или Асада?

Для Трампа в ближайшие несколько дней будет определен характер сотрудничества с Турцией. Трамп может принять решение поддержать курдских боевиков, и если это произойдет, дело будет закрыто, а  напряженность может привести к дипломатическому и политическому расколу между Анкарой и Вашингтоном.

За последние несколько дней СДС предприняла активные атаки в ходе наступления на  Ракку, стремясь вернуть себе города и деревни к востоку от города. СДС пытается продемонстрировать свои возможности в коалиции, возглавляемой США. Американская коалиция стремительно отреагировала, обстреляв несколько мостов через реку Евфрат в поддержку операций СДС.

Последний возможный вариант для Трампа - сам Асад. Усилия Башара Асада по сближению с Трампом очевидны. Президент Сирии утверждает, что Трамп может быть "естественным союзником", и что его обещание бороться против ИГИЛ является "перспективным". Сам Трамп заявил, что существование таких лидеров, как Каддафи, Саддам Хусейн, и Асад гораздо лучше, чем хаос и вакуум, который царят после их свержения. Он публично озвучивает идею нормализации отношений с Сирией, в случае если Асад проведет очевидные реформы.

В доктрине Трампа обеление Асада и принятие его в качестве регионального партнера не выглядит неубедительным или неправдоподобным. Если Асад будет способен представить себя в качестве сильного самодержца, который способен разогнать ИГИЛ и поддерживать стабильность, для Трампа не будет затруднительно с ним сотрудничать.

Турецко-американские отношения находятся на краю крутого обрыва, и потенциал дальнейшего конфликта очевиден, если Турции, США и России не удастся достичь компромисса, который снимет напряжение и удовлетворит региональные стратегические устремления каждой из сторон.

″Сирийская весна″ не смогла породить представительную элиту, которая бы отвечала ожиданиям народа и уважала его героические жертвы в ходе одного из самых беспрецедентных конфликтов новейшей истории. Рано или поздно враги и друзья должны признать, что сирийский народ станет единственным, кто будет определять свое будущее.

19930 просмотров