Вестник Кавказа

Кризис жанра

Алексей Власов
Мы вновь возвращаемся на страницах «Вестника Кавказа» к теме интеграционных проектов на постсоветском пространстве. Поскольку события в Киргизии еще раз продемонстрировали системную уязвимость всех ключевых интеграционных проектов под патронажем России, начиная с ОДКБ и заканчивая ШОС. Определенная растерянность и недоумение, не озвученный вопрос «а что же дальше?» присутствуют не только в рассуждениях российских чиновников достаточно высокого уровня. Аналогичные настроения мы наблюдаем и там, где их обычно не было – среди китайских дипломатов. Всем очевидно, что что-то надо менять, но как оказалось, готового концепта нет практически ни у кого.

В то же время, нужно признать, что истоки этой ситуации проявились вовсе не в киргизских событиях, а гораздо раньше – в августе 2008 года, когда ни одна из многочисленных интеграционных структур фактически ничего не сумела сделать для того, чтобы предотвратить грузинскую агрессию против Южной Осетии. Фундаментальный изъян интеграционных проектов заключен в самом механизме принятия политических решений. Поскольку и ОДКБ, и ШОС вынуждены работать строго на принципе консенсусных решений. И, кроме того, четко разграничивать вопросы, связанные с внутренними аспектами развития стран-членов этой организации и внешнеполитическим контекстом, который, по идее, как раз и попадает в зону ответственности интеграционных структур.

Однако события в Киргизии как раз и показали, что внутренняя нестабильность в одной не самой крупной стране на постсоветском пространстве неизбежно превратится в головную боль для всех крупных игроков. Ибо превращение Киргизии в черную дыру-рай для торговцев наркотиками, оружием и экстремистов разных мастей – это ли не прямая и явная угроза для огромного геостратегического региона, охватывающего пространство от Каспия до Афганистана.

А теперь вопрос – не проще ли работать на опережение? Пытаться предотвратить превращение целого государства в классический образец несостоявшегося политического субъекта. Погромы домов, где проживали русские граждане в Бишкеке, угроза жизни для жителей других государств – в конце концов, это внутреннее дело Киргизии или вопрос, который должен волновать и соседей по региону, и основные центры силы, которые все равно, неизбежно будут выступать в качестве спонсоров посткризисного восстановления.

В то же время, события в Киргизии еще раз заставили проанализировать общее состояние безопасности на постсоветском пространстве. И нужно признать, что результаты этого аудита могут быть не слишком утешительны. Так, например, отсутствие эффективного диалога по нагорно-карабахскому конфликту изначально создает очень серьезные зоны напряженности на Южном Кавказе.

И снова, как и в ситуации с Киргизией, мы слышим заявления о том, что этот вопрос не является предметом внимания интеграционных структур на постсоветском пространстве. Мол, есть посредники из Минской группы – вот пусть они и решают. Но следует учитывать, что способности коспонсоров мирного урегулирования, которым они занимаются уже на протяжении более 15 лет, вызывают все большие сомнения. Рост конфликтогенного потенциала – опасная штука. Поскольку никогда невозможно заранее предсказать, где и в каком месте может случиться его прорыв.

В Киргизии государство рухнуло буквально в течение одного дня, еще за сутки до событий в Южной Осетии большинство экспертов было убеждено, что никакой войны не будет, так и теперь умиротворенные заявления о том, что вокруг Нагорного Карабаха все спокойно не выглядят, откровенно говоря, столь убедительными на фоне печальных примеров из истории конфликтов на постсоветском пространстве.

Извечный русский вопрос – что делать? Конечно, в каждом конфликтном случае, будь то внутренний распад государства или межгосударственные противоречия, рецепты должны выписываться строго по индивидуальной программе. Однако вполне очевидно, что есть и общие моменты, связанные с необходимостью скорейшего переформатирования структур безопасности для постсоветского пространства. Экономическая и энергетическая безопасность все более отчетливо выходят на первый план. Без их эффективного обеспечения ни о какой стабильности в ближайшем будущем говорить будет нельзя. Принцип консенсусного решения в интеграционных структурах все более явственно себя дискредитирует, превращая эти механизмы в площадки для пустой говорильни.

Где те кредиты, которые были выданы Бакиеву через ШОС и антикризисный фонд ЕврАзЭС? Как контролировалось распределение этих средств? Не уверен, что у кого-то найдутся точные ответы на эти вопросы. Именно в этой системной слабости нашего единства, помноженной на маргинализацию элит, таится огромная опасность, связанная с постепенным превращением «зоны ответственности России» в зону социального бедствия. Тлеющий огонь мы пытаемся залить деньгами, не понимая, что в данном случае это не лучшее лекарство для больного организма.
17290 просмотров
Поделиться:
реклама