Вестник Кавказа

Бюрократическая турбулентность

Муса Мусаев, Дагестан
С созданием Северо-Кавказского федерального округа стало очевидно, что кадровые перестановки неизбежны на всех трех уровнях властной вертикали. В Дагестане это ощущается наиболее остро – совсем недавно здесь сменился президент, но структура власти на республиканском уровне изменилась несущественно и с минимальными «жертвами». Большинство республиканских чиновников сохранило свои посты, некоторые были назначены на другие. Изменились названия ведомств, у одних статус повысился, у других понизился. Но в целом аппарат управления, раздутый при бывшем президенте Дагестана Муху Алиеве, серьезной чистке и сокращению не подвергся.

Однако «этажами» выше и ниже, в структурах власти и организациях федерального подчинения, а также на муниципальном уровне кадровые перестановки вызвали определенную «турбулентность».

Два влиятельных сторонника Муху Алиева - управляющий дагестанского отделения Пенсионного фонда Амучи Амутинов и начальник Махачкалинского международного морского торгового порта Абусупьян Хархаров - оказались в опале. Первый уже лишился своего поста, несмотря на митинг протеста, проведенный его сторонниками. Сейчас Амутинов находится сейчас «на больничном». Его обязанности исполняет первый заместитель Сагид Муртазалиев (до недавнего времени глава Кизлярского района).

Второй опальный чиновник Абусупьян Хархаров вопреки слухам о его грядущей отставке, остается на своем посту. Претендентом на его место называют директора ОАО «Дагавтодор» Магомедрасула Омарова. По данным местных СМИ, охрана Хархарова не впустила на территорию порта людей Омарова. Хархаров пользуется поддержкой в религиозной среде и сотрудничает с официальным духовенством. Он считается сторонником самого влиятельного суфитского шейха в Дагестане Саида Апанди Чиркейского, придерживающегося традиционного в Дагестане учения тарикат. По неофициальным данным, у Саида Апанди Чиркейского более 100 тыс. мюридов (последователей). 11 апреля возле центральной мечети в Махачкале планировался митинг. По официальной версии - против терроризма, по неофициальной - в поддержку Хархарова. Организаторы намеревались собрать более 20 тыс. верующих. Однако 10 апреля муфтий республики Ахмед-хаджи Абдуллаев объявил по телевиденью, что митинг откладывается на неопределенный срок. По словам Абдуллаева, при скоплении такого большого числа людей милиция не сможет обеспечить порядок.

Страсти не утихают и на муниципальном уровне. В опале оказались мэры двух крупных городов - Дербента и Хасавюрта. Они тоже были сторонниками бывшего президента. Теперь уже бывший мэр Дербента Феликс Казиахмедов, ранее официально объявленный победителем прошлогодних выборов, проиграл борьбу - результаты выборов были отменены Верховным судом Дагестана. Новые выборы назначены на 10 сентября. Хотя шансы на победу у Казиахмедова были невелики, уходить с поста он не собирался, по крайней мере, до новых выборов. Однако 10 апреля мэр неожиданно добровольно уступил свое кресло главному оппоненту - бывшему прокурору Имаму Яралиеву. Этот ход считают результатом кулуарных договоренностей. Незадолго до ухода Казиахмедова депутаты дербентского горсобрания, большинство из которых считаются сторонниками спикера местного парламента Мурада Гаджиева, приняли в первом чтении новый устав, отменяющий всенародные выборы. Новые власти республики на выборах в Дербенте могли выставить своего кандидата, и им мог оказаться не Яралиев. Пока новые претенденты на кресло мэра отрабатывали варианты взятия древнего города, Казиахмедов неожиданно сдал его своему земляку, лезгину по национальности Яралиеву.

На севере Дагестана, в Хасавюрте люди были возмущены обыскам, проведенным в домах родственников мэра города Сайгидпашы Умахаенова. Следователи из Москвы в сопровождении спецназовцев пытались произвести обыски в рамках уголовного дела, по которому проходит один из племянников мэра Хасавюрта. Во время обысков у квартала, где живут родственники Умаханова, начали собираться его сторонники. Сайгидпаша Умаханов назвал эти действия незаконными, нарушающими конституционные права граждан. По его словам, «эту провокацию заказал богатый дагестанец».

Так или иначе, целостность и сохранность бюрократии пока еще остается одним из факторов стабильности в Дагестане. И, видимо, президент Магомедсалам Магомедов, говоря о необходимости консолидации общества, учитывает это обстоятельство. Ведь все ущемленные и обиженные силы потенциально могут стать факторами дестабилизации - объединиться и работать против власти.
21800 просмотров