Вестник Кавказа

Главный редактор "Вестника Кавказа" отвечает на вопросы читателей

Андрей (Москва): Один из лидеров грузинской оппозиции Зураб Ногаидели заявил о том, что необходимо начать прямые переговоры с абхазами и осетинами. Означает ли это, что грузинская оппозиция кардинально пересмотрела свое отношение к проблеме возвращения территорий, в частности, Абхазии и Южной Осетии?

Алексей Власов: То, что Зураб Ногаидели заявил об отказе от термина "возвращение территорий" не означает, что грузинская оппозиция публично заявляет о своем намерении снять с повестки дня проблему объединения Грузии. Меняется терминология и меняется наполнение этой задачи. И неслучайно, что Зураб Ногаидели подчеркнуто говорил о возвращении народов, об объединении людей и объединении Грузии через прямые переговоры с абхазами и осетинами. В представлении экс-премьера этот процесс будет идти поэтапно, займет определенное время, но в основе его должен лежать трехсторонний диалог с участием абхазских, осетинских и грузинских политиков. То есть это будет некая гарантия того, что противостояние между Грузией и двумя ее бывшими автономиями вновь не выйдет на уровень прямого военного конфликта. Так что, это действительно очень важное заявление, но я еще раз подчеркиваю - оно не означает, что грузинская оппозиция готова признать независимость Сухуми и Цхинвали. Еще один примечательный момент этого заявления - предложение о восстановлении транспортного сообщения и экономического сотрудничества. Но опять-таки здесь все привязано к формулировке "в будущем". А это означает - в тот момент, когда Ногаидели и его партнеры придут к власти, и в Тбилиси сменится режим. То есть это некая часть внутриполитических игр в самой Грузии. И, конечно, понятно, что Ногаидели пытается дистанцироваться от Михаила Саакашвили и показать, что его политика, его концепция в корне отличается от той, которая привела к поражению Грузии во время событий августа 2008 года.

Наталья Ивановна (Минск): Уважаемая редакция, 11 мая состоялся визит президента России Дмитрия Медведева в Турцию. Можно ли рассчитывать на то, что его встреча с турецкими политиками станет серьезным этапом в развитии диалога вокруг Нагорного Карабаха?

Алексей Власов: На мой взгляд, рассчитывать на то, что после 11 мая произойдут какие-то кардинальные изменения в вопросе по Нагорному Карабаху несколько преждевременно. Действительно этот вопрос стоял на повестке дня на переговорах между Москвой и Анкарой, но он не относился к числу главных, приоритетных. Прежде всего, потому что странам необходимо решить огромный комплекс проблем, как в политическом, так и в экономическом отношении. А уже затем выстраивать приоритеты безопасности, которые касаются южнокавказского региона. К числу главных проблем двусторонних отношений, прежде всего, относится необходимость развивать торгово-экономическое сотрудничество. Действительно, и Дмитрий Медведев, и его турецкие коллеги однозначно подчеркнули, что имеются серьезные возможности для развития торговых проектов, для энергетического диалога, в том числе связанного с южным потоком и т.д. Поэтому все вопросы, связанные с безопасностью, на мой взгляд, так или иначе, увязаны с темой более активного экономического взаимодействия между двумя странами, поскольку не нужно забывать, что, допустим, открытие армяно-турецких границ существенно переформатирует и возможности для российско-турецких экономических отношений.
Но все это пока перспективы. Если в области энергетики и экономики можно говорить уже о конкретных договоренностях, то пока, к сожалению, и по Нагорному Карабаху, и по армяно-турецкому сближению Анкара и Москва выступают только в качестве одного из элементов проблемы миротворчества. Они могут формировать определенный пакет предложений, синхронизировать его в отношении друг друга, но все равно, как я уже неоднократно говорил, ключ к урегулированию проблемы Нагорного Карабаха лежит в Ереване и Баку.

Игорь М. (Москва): Уважаемый Алексей Викторович, что означает для России установление нового визового режима между Россией и Турцией?

Алексей Власов: Как я понимаю, речь идет об отмене визового режима для граждан, которые будут совершать туристические поездки в Турцию на срок до одного месяца. Это, конечно, существенно увеличивает возможности для развития туристических потоков в Турцию из России, тем более что уже сейчас, наряду с Египтом, Турция является одним из главных туристических центров, привлекающих российских граждан. Причем, как я понимаю, данная тема будет вписана в контекст общей проблемы систематизации всех форм экономического сотрудничества между Россией и Турцией. Неслучайно, что первое заседание Совета сотрудничества на высоком уровне прошло в Анкаре во время визита Медведева, то есть это часть некого стратегического плана, развивающего двусторонние связи и в сфере туризма, и в торгово-экономической, и, конечно же, в политической области. Если хотите, можно сказать, что туризм это теперь и политический сегмент двусторонних отношений, которые чрезвычайно динамично развиваются, что создает фундамент очень тесных взаимоотношений. Для российских туристов, простых граждан, это, конечно, существенный плюс. И я полагаю, что этот шаг будет оценен не только на уровне политических декларация, но и населением двух стран. Для турок это возможность заработка, для россиян это возможность нормального отдыха.

19085 просмотров