Коронавирус не пускает центральноазиатский газ в Китай

Замедление экономического роста из-за пандемии повлияло на газовую торговлю
Замедление экономического роста из-за пандемии повлияло на газовую торговлю

Экспорт природного газа из центральноазиатских республик значительно сократился в результате глобального экономического спада на фоне пандемии коронавируса. Китай, основной покупатель природного газа из Казахстана, Туркменистана и Узбекистана, в марте этого года направил своим поставщикам уведомление о форс-мажоре с целью приостановить поставки. The Diplomat в материале Pandemic Slows Central Asia’s Gas Exports to China пишет, что положение о форс-мажорных обстоятельствах - обычное дополнение к контрактам, которое освобождает вовлеченные стороны от ответственности, если условия контракта не могут быть выполнены из-за чрезвычайных обстоятельств, например, пандемии.

Последствия этого решения по-разному повлияют на регион, в зависимости от того, какую долю торговля природным газом занимает в экономике указанных стран. В Узбекистане, например, обсуждается решение оставить коммерческий природный газ для внутреннего потребления. Это можно считать положительным моментом для населения, которое часто страдает от отсутствия доступа к природным ресурсам.

В результате уведомления Китая о форс-мажоре страны региона предпринимают согласованные усилия по координации сокращений, поскольку центральноазиатский газ транспортируется в Китай по трубопроводной системе, в которую входят все три государства. Председатель государственной нефтегазовой компании Узбекистана ”Узбекнефтегаз” Мехриддин Абдуллаев заявил в мае, что сокращение экспорта будет осуществляться пропорционально. Однако никакого совместного решения или объявления сделано не было; вместо этого поступают новости об индивидуальных мерах, определяющих контур ситуации. 

Российская нефтегазовая компания ”ЛУКОЙЛ”, добывающая узбекский газ, поставляемый в Китай, недавно объявила о снижении производства на 14,6% до 14,8 млрд кубометров за первые шесть месяцев 2020 года по сравнению с 17,4 млрд кубометров газа за тот же период 2019 года. Заявленный убыток активов составил $476,5 млн. Казахстан также объявил о сокращении добычи на 20-25% еще в марте, как только Китай опубликовал уведомление о форс-мажоре.

Новости из Туркменистана трудно получить, но когда Китай объявил о сокращениях в марте, беспокойство в Ашхабаде было зафиксировано информационным агентством Reuters, ссылающимся на источники в правительстве Туркменистана: ”Мы надеемся, что мера будет краткосрочной и не повлияет на длительное, стратегическое и взаимовыгодное туркмено-китайское партнерство в газовой сфере”.

Согласно показателям мирового развития Всемирного банка, доля экспорта природного газа в ВВП Туркменистана исторически всегда была самой высокой по сравнению с Узбекистаном и Казахстаном. В период 2000–2010 годов прибыль от продажи природного газа в виде процента от ВВП в Туркменистане колебалась от 67% в 2001 году до 18,9% в 2010 году. В течение большей части указанного периода показатель превышал 30%. Согласно последним данным на 2018 год, прибыль от природного газа составляет 17,6% ВВП Туркменистана.

В Узбекистане, по последним оценкам за 2018 год, прибыль от продажи природного газа в виде процента от ВВП составила 10,1%; Между тем, показатель Казахстана составил 1,7%. Цифры по Узбекистану и Казахстану впечатляют, учитывая, что объем их экспорта природного газа почти одинаков. По данным за 2019 год, Китай получает 7,1 млрд кубометров газа из Казахстана и около 10 млрд кубометров из Узбекистана. Доля Туркменистана в 2019 году составила 33,2 млрд кубометров.

В прошлом месяце ”ЛУКОЙЛ” объявил, что в результате сокращения спроса со стороны Китая производство в Узбекистане будет переориентировано на внутреннее потребление. Хотя экспорт в Китай меньше 60 млрд кубометров, ежегодно добываемых в стране, решение может компенсировать хронический дефицит природного газа для местного населения, особенно в зимние месяцы. У жителей Узбекистана нет более острой геополитической и внутренней проблемы, чем природный газ. Когда низкие температуры усугубляют дискомфорт в домах, в новостях то и дело появляются сообщения о смертельных случаях, связанных с отравлением угарным газом из самодельных отопительных систем. Ничто не вызывает более эмоционального отклика, чем экспорт ресурса, в котором нуждается собственное население. Прошлой зимой в стране прошло несколько немногочисленных акций протеста, в ходе которых люди, разочарованные отсутствием природного газа и электричества, вышли на улицы. 

Сокращение экспорта природного газа по-разному отразится на экономиках Казахстана, Узбекистана и Туркменистана, и, следовательно, последствия тоже будут отличаться. Самой пострадавшей страной в регионе неизменно окажется Туркменистан, учитывая его зависимость от экспорта газа в Китай, за ним последуют Узбекистан и Казахстан. В случае с Узбекистаном положительный эффект, хотя и в ущерб государственному бюджету, будет достигнут за счет расширения доступа населения к природному газу.

9560 просмотров






Популярные

Не показывать мне больше это
Подпишитесь на наши страницы в социальных сетях, чтобы не пропустить самое интересное!