Ольга Свиблова: нам еще только предстоит открыть Таира Салахова

Андрей Петров специально для "Вестника Кавказа"
Ольга Свиблова: нам еще только предстоит открыть Таира Салахова

Уход из жизни великого художника Таира Салахова – это огромная потеря для всего мирового искусства, рассказала в беседе с корреспондентом "Вестника Кавказа" директор "Мультимедиа Арт Музея" Ольга Свиблова, напомнив, что Таир Теймурович не только создатель множества картин уникального стиля, но человек, открывший дорогу в жизнь многим современным деятелям культуры.

"Таир Салахов – замечательный художник. Я помню, как с его работами тогда еще совсем молодого художника я встретилась в Третьяковской галерее. Понятие "суровый стиль" пришло ко мне через его работы – было очень здорово и совершенно непохоже на портреты вождей и счастливых колхозников, которые в этот момент висели рядом и являли собой апофеоз социалистического реализма. Если ты видишь работы Салахова, ты забыть их не можешь. Он был прежде всего очень большим, очень мощным художником с невероятной эмоциональной силой, которую он сохранил и в своих самых последних работах. Любое полотно Таира Салахова – это огромный выброс эмоциональной энергии, которую ты ощущаешь физически, как тепло, как то, что идет через тебя", - прежде всего сказала она.

"Таир Салахов всегда оставался очень точным, с идеальным графическим костяком. Он был великим рисовальщиком. В том, как жестко всегда выстраивался костяк любой его работы – неважно, натюрморта, портрета, жанровой сцены – было видно, что в этом есть человек, а Таир Салахов являлся удивительным человеком. И речь не только о художнике, который всю жизнь в мастерской создает то, что, я уверена, останется в будущем, но и об активном общественном деятелем, сделавшим много хорошего другим людям", - обратила внимание Ольга Свиблова.

"Я помню, как в конце 80-х я пришла в Союз художников СССР, где он был председателем. На Гоголевском бульваре, где сегодня выставочные залы Музея современного искусства, находился его кабинет. Салахов – большой, невероятно красивый – сидел за огромным прекрасным столом, увидев меня, он встал и пошел ко мне навстречу, а ведь я была еще девочка, в первый раз переступила порог этого кабинета. Я ему говорю: "Таир Теймурович, хочу сделать две выставки. У меня мечта. Хочу исландских художников, Кристьяна Гудмундссона, а еще хочу выставку Дональда Джадда". Никто в Советском Союзе не знал ни великого Джадда, классика американского минимализма, ни замечательного Кристьяна Гудмундссона, классика и мирового, и исландского современного искусства", - вспоминает директор "Мультимедиа Арт Музея".

"Таир посмотрел на меня и сказал: "Слушай, обе хороши". И стал мне рассказывать, почему с его точки зрения надо делать первую выставку именно Джадда, ведь Джадд был в этот момент одним из самых дорогих художников того времени. А я о Джадде узнала и увидела его работы в Исландии, и он, и Кристьян Гудмундссон, тоже минималист, поразили меня. Таир сказал "Ну, раз так поразило, то да" – и он помог, объяснил мне, как оформлять работы. Я была для него первый попавшийся на пути человек, а он – председатель советского Союза художников! Но он проявил ко мне внимание", - поведала Ольга Свиблова.

Салахов был великолепно образован в истории советского искусства, российского искусства и своего дорогого азербайджанского искусства, он никогда не терял связи с родиной. Прекрасно знал и понимал мировое искусство, был абсолютно открытый. Я помню, как на венецианской биеннале с ним повстречался Илья Кабаков, который уехал в 1988 году из России и очень долго не приезжал, и Кабаков едва не расплакался от благодарности, сказал "Таир, вы же мне помогли получить визу". После того, как Кабаков улетел на свои выставки в Швейцарию, потом в США, на волне Перестройки поднялась его слава, мир его открыл – и именно от Таира зависело, отпустить Кабакова за рубеж или нет", - рассказала она.

"Таир помог стольким людям – помог выжить, получить мастерские, сделать выставки. Он сделал очень много хорошего, и до последних дней как академик работал в Академии художеств. Потому его уход из жизни – огромная потеря для художественного сообщества. Он был совестью, его уважали все. И он был доброй силой, которая приходила на помощь", - добавила директор "Мультимедиа Арт Музея".

"Останется огромное количество работ, знаю, что планировалась выставка Салахова в Венеции в следующем году в рамках биеннале, и надеюсь, что она состоится. Его работы есть в огромном количестве музеев. Художник живет своими работами, они переживают автора, и я уверена, что творческое наследие Таира Салахова по-настоящему еще только предстоит открыть, и его будут открывать", - заявила Ольга Свиблова.

"Если меня спросить, что главное было в Таире Салахове, то это мудрость. Мудрость у него была и восточная и наша, российская. И у него была душа, проявившаяся в его работах и в том, каким он был с людьми. Это очень важно. В небольших, мимолетных встречах проявлялась его готовность ответить каждому, кому нужен совет. Его помощь деятелям культуры уникальна – и его на все хватало. Пусть земля ему будет пухом", - заключила она.

13315 просмотров
Поделиться:
Распечатать: