Как в Армении поддерживается оккупационная риторика

Как в Армении поддерживается оккупационная риторика

Переговорный процесс по урегулированию карабахского конфликта длиться более четверти века. За это время он неоднократно прерывался, замораживался и возобновлялся. Менялись лидеры Армении и Азербайджана, однако не фундаментальные подходы сторон, в отношении механизмов разрешения многолетнего кризиса оставались прежними. 

Баку придерживается строгой юридической линии, неустанно указывая на необходимость соблюдения международных норм в решении конфликтов. Ереван вроде бы признает верховенство международного права, в том числе устава ООН, однако настаивает на том, чтобы Баку признал и принял результаты карабахского кровопролития. Азербайджан обращает внимание на неприемлемость искусственного затягивания переговорного процесса, в то время как Ереван готов неограниченное время прикладывать усилия для легитимизации оккупации.

Тема карабахского кровопролития – проблема, о которой армянские политики готовы говорить бесконечно долго, чувствуя себя максимально комфортно. Так третий президент Армении Серж Саргсян надеется реанимировать уничтоженную политическую карьеру, а второй президент, ныне подследственный Роберт Кочарян использует карабахскую проблематику в качестве отвлечения внимания от уголовного дела, возбужденного против него. Кочарян старается напомнить о своей значимости в современной истории Армении, время от времени рассказывая "неизвестных страницах" переговорного процесса. Нынешний премьер Никол Пашинян только стремиться войти в пантеон "героев" карабахской войны и поэтому демонстративно рапортует о повышении обороноспособности Армении на оккупированных территориях. Каждый по-своему эксплуатирует тему конфликта, однако все без исключения политически значимые фигуры наперегонки торопятся прокомментировать те или иные заявления официального Баку, стремясь как можно убедительнее изобличить "агрессию" в словах азербайджанской стороны.

На этой неделе армянский политический истеблишмент принялся активно обсуждать слова президента Азербайджана Ильхама Алиева, негативно охарактеризовавшего переговорный процесс вокруг Карабаха. Армянская сторона в лице главы МИДа Зограба Мнацаканяна охарактеризовала заявление Алиева как крайне "эмоциональное", а позицию азербайджанской стороны как "неконструктивную, лишенную логики и дипломатичности".

В реальности переговорный процесс по карабахскому урегулированию действительно прерван. Баку не питает иллюзий, что Ереван готов к урегулированию, понимая, в Армении воспользовались ситуацией с распространением коронавирусной инфекции, чтобы отложить возобновление переговоров, в ходе которых Ереван демонстрирует политический склероз, вновь и вновь пытаясь пересмотреть формат переговорного процесса и общепринятые процедуры преодоления международных кризисов.

Что же касается "эмоциональности" выступления Алиева, то стоит напомнить, что на протяжении все истории переговорного процесса по Карабаху армянская сторона с удовольствием этнополитизировала карабахский конфликт, наполняя его эмоциональными сюжетам. К примеру, когда речь заходит об оправдании армянской агрессии в Карабахе и "реализации права народов на самоопределение", армянские сепаратисты преподносят изменение этнического соотношения армян и азербайджанцев в бывшей Нагорно-Карабахской автономной области с 1921 по 1989 гг. в контексте злонамеренной политики руководства Азербайджанской ССР. При этом армянская сторона не приводит никаких исследований, даже не пытаясь принимать во внимание наднациональную политику СССР, преодоление культурной замкнутости, в том числе множество факторов внутренней миграции, включая трудовую. Для армянской стороны какие-либо неудобные исследования малозначимы, поскольку достаточно демонизации руководства союзной республики и косвенного обвинения в армянофобии.

Другой излюбленный аргумент армянской дипломатии – слова Роберта Кочаряна, сказанные им на сессии Парламентской Ассамблеи Совета Европы о том, что самопровозглашенный Карабах никогда не входил в состав независимого Азербайджана. Упомянуть о том, что никем не признанная "НКР" была создана на территории бывшей НКАО, которая изначально являлась субъектом Азербайджанской ССР, лидер армянских сепаратистов не захотел. Постсоветская армянская идеологическая доктрина редко обращала внимание на поддержание в обществе юридической и политической грамотности, уступая популизму и мнимому культурному реваншизму. Иными словами, поддержка оккупации Карабаха фактически держаться на эмоциях армянского сепаратизма.

Регулярно упоминая Армению и "Арцах" как нечто тождественное, армянская дипломатия подогревает милитаристский взгляд общественности на кризис в переговорном процессе по Карабаху. Армянские дипломаты представляют оккупацию свершившимся фактом, не подлежащим пересмотру, опрометчиво игнорируя краеугольный принцип признания новых государств о том, что ни одно современное государство не может быть признанно в результате агрессии.

10385 просмотров







Популярные

Не показывать мне больше это
Подпишитесь на наши страницы в социальных сетях, чтобы не пропустить самое интересное!