Вестник Кавказа

Николай Силаев: "Вновь победит "Грузинская мечта""

В это воскресенье гражданам Грузии вновь предстоит определить дальнейшую судьбу страны на новых парламентских выборах. Страна подошла к очередному голосованию в состоянии политической неопределенности: "Грузинская мечта" за прошедший год утратила как значительную часть своего состава, так и поддержку многих проголосовавших за нее в 2012 году; "Единое национальное движение" освоилось с ролью главной оппозиционной силы, а множество более мелких партий заняты привлечением электората "Мечты" и ЕНД на свою сторону. О том, какую политическую жизнь прожила Грузия за эти четыре года и как это повлияет на результаты парламентских выборов, "Вестник Кавказа" побеседовал с директором некоммерческого партнерства "Кавказское сотрудничество" Николаем Силаевым.

- Как себя сегодня чувствует и что представляет собой современная "Грузинская мечта"? 

- Современная "Грузинская мечта" – по-прежнему аморфная политическая сила, напоминающая классическую постсоветскую партию власти: она аморфна прежде всего идеологически, а затем структурно-внутренне. "Грузинская мечта" избавилась от сил, которые ранее в нее входили, однако, пользуясь лишь минимальной поддержкой, пытались контролировать всю повестку дня в масштабах коалиции. Речь в первую очередь о Республиканской партии, что стало большим плюсом для коалиции, поскольку республиканцы непопулярны, мы это еще увидим на выборах. Также "Мечта" попыталась незадолго до выборов сформировать более-менее внятные идеологические подходы, суть которых в акцентах на грузинских устремлениях к мягкому консерватизму и западничеству. Конечно, Георгий Квирикашвили, пришедший на должность премьер-министра в конце прошлого года оказался гораздо эффективнее и эффектнее прежнего главы правительства Ираклия Гарибашвили, но все же "Грузинская мечта" могла бы вести более энергичную кампанию и за полгода до выборов, и за год до выборов. Сейчас складывается впечатление, что они занялись выборами только в мае-июне.

При этом в активе у "Грузинской мечты" не так много достижений, как могло бы показаться, так что она теперь делает акцент на возвращение бесплатного здравоохранения, которое было ликвидировано при Саакашвили. Это действительно большая реформа и большой успех, министерство здравоохранения Давида Сергеенко пользуется широкой популярностью в Грузии вполне заслуженно. Также коалиция подчеркивает сохранение прозападного внешнеполитического курса при улучшении отношений с Россией, что дало республике определенные экономические преимущества. И конечно "Грузинская мечта" в своей кампании делает акцент на тех многочисленных злоупотреблениях, которые существовали во время правления Саакашвили. В целом, я ожидаю, что коалиция сохранит свои позиции в грузинской политике.

- Какой путь прошло за эти четыре года ЕНД и с какими итогами жизни в оппозиции оно выходит на выборы?

- ЕНД остается очень влиятельной партией, контролирующей вторую по величине и единственную оппозиционную фракцию в парламенте. ЕНД сохраняет свои позиции в ряде регионов. Я бы отметил, что «Грузинская мечта», хотя и пыталась предпринимать усилия для того, чтобы лишить ЕНД политического влияния, все же делала это недостаточно активно, так как уголовных дел против крупных функционеров партии для этого мало. 

Конечно, ЕНД хочет вернуться к власти и рассматривает этот сценарий как желательный, стремясь на выборах именно к этому, тем более что у партии сохранились сильно мотивированные сторонники. Но в то же время у ЕНД очень высокий анти-рейтинг, и люди, которые выступают против него, тоже очень хорошо мотивированы. Они действительно не хотят возвращения этих политиков в руководство республики, потому что хорошо помнят, что было в Грузии, когда партия Саакашвили была у власти. 

- Насколько за четыре года удалось вырасти и заработать поддержку населения более мелким оппозиционным партиям?

- Четыре года назад мы говорили о том, что в Грузии возникает двухпартийная система. Жизнь показала неверность этого утверждения, поскольку уже на президентских выборах в 2013 году Нино Бурджанадзе заняла убедительное третье место, а затем ее партия неплохо выступила на муниципальных выборах в 2014 году, где также хорошо показал себя "Альянс патриотов". Вполне возможно, что одна из этих сил войдет в новый состав парламента, а может быть и обе.

Есть, конечно, еще и партия Пааты Бурчуладзе, но это не более чем откровенно предвыборный и манипулятивный продукт, говорить о чем-либо серьезном здесь не приходится. Его партия – очередная версия ЕНД, что вполне очевидно всем, так что Бурчуладзе вряд ли удастся широко продать грузинскому избирателю.

- В связи со всем этим – каков, по вашим прогнозам, наиболее вероятный итог парламентских выборов в Грузии 8 октября?

- Думаю, что в парламент могут войти 4 или 5 партий. В принципе, ясно, что выборы выиграет "Грузинская мечта", причем наберет большинство, которое позволит ей сформировать правительство. Напомню, что половина мандатов избирается по мажоритарным округам, где правящая партия имеет определенные преимущества. Хотя победы во всех мажоритарных округах у коалиции не будет, ведь есть регионы, где позиции националов сильны, например, в Самегрело и Верхней Сванетии.

ЕНД, скорее всего, не сможет повторить свое представительство уровня 2012 года, наберет меньше мест, чем у партии сейчас есть в парламенте. Главная интрига, на мой взгляд, заключается в том, кто еще войдет в парламент. Я бы предположил, что кто-то еще войдет, вопрос лишь в том, кто это будет. Видимо, это либо Пата Бурчуладзе, хотя, на мой взгляд, вряд ли, либо Бурджанадзе, либо "Альянс патриотов".

16920 просмотров
реклама