"Об общих стандартах ЕС говорить сложно"

Хайко Лангнер
Хайко Лангнер

"Вестник Кавказа" публикует серию интервью политологов Евросоюза, раскрывающих европейскую точку зрения на отношения Евросоюза со странами Южного Кавказа. На вопросы о евроинтеграции Грузии и Турции, нагорно-карабахском урегулировании и связях с Арменией отвечает немецкий специалист по постсоветскому пространству Хайко Лангнер.

- Как в глазах Европы выглядят усилия нового руководства Грузии по соответствию демократическим стандартам ЕС?

- Здесь едва ли можно говорить об общих европейских стандартах - даже в политической практике в рамках Евросоюза они едва ли существуют. Уж слишком сильно рознятся между собой политические системы и демократические традиции внутри самой Европы. Европейские демократические стандарты, таким образом, необходимо воспринимать в качестве определенных политических рамок, в которых членам ЕС следует действовать. Но на практике так происходит далеко не всегда и не со всеми, и довольно показателен здесь пример Венгрии в последние годы. Италия в период правления Берлускони в этом смысле также временно отошла от общеевропейского курса.
Новое грузинское правительство, как и все другие, имеет право на поиск собственного пути к демократии. В последнее время в Грузии был зафиксирован определенный демократический прогресс, дающий повод для осторожного оптимизма. Но все зависит от конкретных и устойчивых изменений в общественной практике, и об этом можно будет с уверенностью судить только по прошествии нескольких лет.

- Стоит ли ожидать более активной посреднической деятельности от Минской группы ОБСЕ в нагорно-карабахском урегулировании теперь, когда ОБСЕ возглавила Швейцария, известная своей миротворческой дипломатией? Какие шаги она может предпринять в этом направлении?

- Швейцария обладает многолетним посредническим опытом, в том числе, и в трудноразрешимых международных вопросах. В виду своего нейтралитета Швейцария по праву пользуется высоким авторитетом и доверием в качестве посредника. В этом смысле, было бы хорошо, если бы Швейцария использовала свое председательство в ОБСЕ для придания нового импульса процессу по мирному урегулированию нагорно-карабахского конфликта. В первую очередь, речь должна идти о конкретных мерах по укреплению доверия между сторонами конфликта. Путь к миру будет долог и тяжел, и, в конце концов, в нем необходимо участие России.

- Считаете ли вы возможным сотрудничество Армении с ЕС, свернутое после решения Еревана вступить в Таможенный союз? Если нет, то по каким направлениям контакты могут быть продолжены?

- Среди трех южнокавказских республик Армения в прошлом наиболее интенсивно пользовалась инструментами европейской политики соседства - в значительно большей степени, чем даже Грузия. В этом смысле, политический интерес определенно присутствует. Однако из-за высокой политической и экономической зависимости Армении от России для Еревана проведены довольно узкие рамки для проведения проевропейской или же сбалансированной политики. Собственное поле для политического маневра у Армении появляется лишь в сферах, имеющих для России второстепенное значение.
ЕС же следует продолжать оказывать влияние на Армению с целью дальнейшей либерализации ее экономики, в первую очередь, в том, что касается улучшения инвестиционных возможностей для европейских предприятий. Помимо этого, ЕС может тесно сотрудничать с Арменией в вопросе укрепления внешних границ союза против незаконной миграции.

- Каковы инструменты воздействия Евросоюза на Россию в вопросе соответствия "Южного потока" европейскому законодательству? Каких уступок ожидает ЕС от "Газпрома"?

- Россия, будучи поставщиком сырьевых ресурсов, находится в выгодном положении для реализации собственных интересов. К тому же, при возникновении спорных случаев общая энергетическая политика быстро превращается в макулатуру, и приоритет отдается национальным интересам отдельных государств-членов ЕС. Россия, в свою очередь, также всегда предпочитает двусторонние договоренности, и зарекомендовала себя в качестве довольно надежного партнера. Проблемы с поставкой энергетических ресурсов, возникавшие в прошлом, были, в первую очередь, связаны с транзитными странами вроде Украины и Белоруссии, с которыми у Москвы были споры по поводу цен и объемов поставок.

- Насколько соглашение о реадмиссии продвинуло Турцию к вступлению в Евросоюз? Какие препятствия до сих пор стоят на пути этого события?

- Договор о реадмиссии не оказал положительного влияния на процесс вступления Турции в ЕС. Этот договор служит исключительно корыстным целям ЕС, желающего утвердить свою антигуманную миграционную политику на внешних границах. ЕС стремится к заключению подобных договоров практически со всеми приграничными и транзитными странами, чтобы обезопасить себя от незаконной миграции. Переговоры с Турцией велись в прошлом нечестно некоторыми членами ЕС, в особенности, Францией и Германией. Эти страны не хотят полноценного членства Турции в ЕС. Моя позиция по данному вопросу предельно ясна - переговоры о вступлении Турции в ЕС должны вестись исключительно с целью полноценного членства этой страны в Евросоюзе. Как только Турция будет соответствовать Копенгагенским критериям, а ее население выскажется за членство в Евросоюзе, эта страна сразу же должна быть принята в союз. Демократическая Турция, соблюдающая права человека и меньшинств, будучи членом ЕС, могла бы сыграть важную роль моста между Востоком и Западом, и взять на себя миссию по проведению культурного диалога.

 

8695 просмотров






Популярные

Не показывать мне больше это
Подпишитесь на наши страницы в социальных сетях, чтобы не пропустить самое интересное!