Вестник Кавказа

Турция стала частью новой коалиции на Ближнем Востоке

New Statesman

Убийство российского посла Андрея Карлова бывшим турецким полицейским в Анкаре, казалось, изменит расстановку сил в продолжающейся сирийской войне. Убийству посла предшествовало вступление войны в Сирии в новую фазу в связи со взятием Алеппо при поддержке России и Ирана и способствовало формированию новой оси силы, доминирующей на Ближнем Востоке. Хотя у Турции, Ирана и России разные цели и интересы.

Комментарии президента России Владимира Путина о том, что убийство Андрея Карлова рассматривается в Москве как возможная попытка саботировать улучшение отношений с Анкарой, а также заявления президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана о сильном желании продолжать тесное турецко-российское сотрудничество подчеркнули решительность обоих государств сохранить связи, несмотря на значительные  разногласия на пути к окончанию сирийской гражданской войны. Убийство произошло в тот момент, когда Турция и Россия сотрудничали по вопросу эвакуации гражданских лиц в Алеппо. Это время имеет решающее значение по трем основным причинам.

Во-первых, за последние десять дней по Турции прошла новая волна терактов, ответственность за которые возлагается на «Соколов свободы Курдистана», городской филиал курдской сепаратистской организации, известной как РПК. Атаки спровоцировали призывы к национальному единству против террора.

Во-вторых, Турция почувствовала, что западные союзники не поддерживают ее в его стремлении защитить себя от побочных последствий сирийской гражданской войны, начиная с 2015 года. Турция в последнее время отдалилась от США в вопросе решения сирийского кризиса, а также по поводу того, как лучше всего бороться с ИГИЛ. Недавний кризис в отношениях с ЕС по поводу мигрантской сделки также привел к тому, что турецкое правительство вынуждено было искать альтернативы и создавать узкоспециализированные коалиции для решения сирийского кризиса вместе с Россией и Ираном.

В-третьих, посол погиб за день до планируемой трехсторонней встречи региональных  партнеров, вовлеченных в кризис в военном плане. Встреча была первой,  организованной независимо от дипломатических инициатив ООН и без участия США и других региональных субъектов, таких как Саудовская Аравия и Катар, и подтвердила твердую приверженность сотрудничеству в борьбе с терроризмом.

Перестановка региональных сил?

Турция сильно пострадала в ходе сирийской гражданской войны, став мишенью для экстремистских группировок, базирующихся в Сирии, таких как ИГИЛ, Курдская демократическая партия (КДП) и ее военное крыло YPG. РПК также возобновила насилие в отношении турецкого государства после завершения мирного процесса.

Помимо всего этого, Турция несет тяжелую финансовую и социальную нагрузку, разместив на своей территории три миллиона сирийских беженцев.

Вмешательство России в сирийский кризис в сентябре 2015 года вместе с увеличением иранского присутствия на земле сделало Турцию более уязвимой в плане риска распространения гражданской войны.

В совокупности все эти факторы подтолкнули Турцию пересмотреть свою политику в Сирии, принимая во внимание меняющийся региональный баланс и таких стратегически новых игроков как Россия. 

Несмотря на пересмотр своей региональной позиции, Турция до сих пор не перешла на другую сторону в Сирии, не изменив своего мнения по поводу будущего сирийского президента Башара Асада. 

Новая турецко-русско-иранская коалиция

Побочные последствия сирийской войны в сочетании с западной стратегией невмешательства заставили Анкару вернуться к своей традиционной стратегии диверсификации вариантов внешней политики и партнеров.

Заявления министров иностранных дел после российско-турецко-иранской встречи отражают их общие интересы в поисках мирного политического урегулирования продолжающегося кризиса. Продолжающаяся эвакуация мирных жителей из Алеппо дает надежду на эффективность и функциональность трехстороннего регионального механизма разрешения конфликтов.

Реакцию на убийства посла также можно рассматривать как хороший показатель растущей взаимозависимости между Турцией и Россией в отношении Сирии и других региональных проблем безопасности.

Нежелание Америки выступать в качестве посредника в урегулировании конфликта в Сирии позволило России взять на себя ведущую роль в условиях кризиса и укрепить свой потенциал на земле.

С учетом неоднозначности возможной политики в отношении Сирии со стороны новоизбранного президента США Дональда Трампа, представляется вероятным, что региональные игроки будут иметь возможность взять на себя дополнительные обязательства в борьбе с кризисом в ближайшие месяцы.

Те, кто вовлечен в сирийский конфликт, должны принять более ответственные меры с целью восстановления порядка и безопасности. Убийство посла показало,  что Россия и Иран нуждаются в Турции для формирования послевоенный мир на Ближнем Востоке.

Присутствие Турции в этой коалиции означает полный провал западных игроков в Сирии, а также показывает, каким будет новый ближневосточный мир.

15205 просмотров