Последний оплот ИГИЛ пал

Последний оплот ИГИЛ пал

Сирийский город Ракка полностью очищен от боевиков запрещенной в России террористической организации ИГИЛ. Об этом заявила коалиция "Силы демократической Сирии" (СДС) на пресс-конференции в Ракке.

17 октября представитель коалиции по борьбе с ИГИЛ во главе с США сообщил, что Ракка освобождена более чем на 90%. В начале августа от боевиков было очищено чуть меньше половины территории города.

Напомним, операция по освобождению Ракки стартовала 6 июня.

Как пояснил в беседе с корреспондентом "Вестника Кавказа" военный обозреватель ТАСС, полковник в отставке Виктор Литовкин, ни освобождение Ракки, ни даже полное изгнание террористов с территории страны не означает окончание сирийского кризиса.

"Во-первых, многие террористические группы растворятся среди мирного населения и будут совершать новые теракты, другие противоправные действия. И пока их полностью не вычистят, борьба с терроризмом не закончится", - предупредил он.

Во-вторых, отметил эксперт, в Сирии сейчас слишком много игроков, преследующих самые разные интересы, соответственно, налаживание мирной жизни и развитие демократического, политического процесса зависит от очень многих факторов, например, от того, как договорятся оппозиция и правительство, как сумеют договориться турки, курды, США и так далее. "Даже Израиль настаивает на том, чтобы в Сирии не было иранского КСИР, который сыграл очень важную роль в освобождении Сирии от террористов и Хезболлы. Поэтому сегодня переговоры между Израилем и Россией, между Россией, Турцией и Ираном, которые проводятся, в частности, в Астане, переговоры между оппозицией и правительственными силами, которые проводятся в Женеве, – все это может приблизить окончание сирийского кризиса, но для этого требуется очень длительное время", - уточнил Виктор Литовкин.

Военный обозреватель ТАСС выразил мнение, что многие игроки в сирийском конфликте, причем не столько те, кто реально присутствует на территории Сирии, но, скорее, те, которые находятся за ее пределами, в том числе и страны Персидского залива, - все будут продолжать борьбу против законного правительства Башара Асада. "И во что это выльется, очень трудно сегодня предсказать. Но я думаю, что Россия будет оставаться на территории Сирии и российские войска будут защищать демократическое устройство этой страны, будут поддерживать законно избранного президента Асада, пока не будет новых выборов, пока не придет к власти новое правительство", - заверил эксперт.

Он уточнил, что российские войска не уйдут из Сирии в ближайшие 49 лет – хотя бы потому, что Москва заключила с Дамаском соответствующий договор. "На территории Сирии есть две военные базы, мы будем их укреплять, ведь они нам нужны не только для борьбы с террористами, но и для того, чтобы мы присутствовали в районе Средиземного моря, на Ближнем Востоке и могли противостоять деструктивной политике США в этом регионе, которая сеет хаос и кровопролитие", - заявил Литовкин, объяснив, что это не означает активного вмешательства РФ во внутреннюю политику Сирии.

Отвечая на вопрос о том, где еще на территории Сирии и Ирака могут оставаться террористы, эксперт пояснил, что таких мест достаточно, так как сплошной линии фронта нет. "Масштабного присутствия в Сирии и в Ираке уже не будет, но мелкие группы, конечно, будут оставаться. Потому что люди, которые привыкли добывать себе пропитание силой оружия, очень трудно возвращаются к мирной жизни, да и не всегда могут к ней вернуться. Есть Афганистан, Ливия, где еще идет война, и они могут отправиться туда", - заключил Виктор Литовкин.

Заместитель председателя Ассоциации российских дипломатов Андрей Бакланов отметил, что сейчас происходит завершение освобождения именно от наиболее агрессивной фракции среди сил оппозиции Сирии, условно называемой ИГИЛ.

По его словам, этот успех определяется прежде всего двумя факторами. "С военной точки зрения это очень высокая степень продвинутости, скоординированности, результативности операций российских ВКС и сирийских вооруженных сил. Второе - это решение, принятое определенным контингентом руководства международного террористического, так сказать, интернационала о том, что они, с учетом явного поражения, выводят боевиков на территорию других стран. Этот процесс начался примерно два месяца назад. Он предполагает вывод этих боевиков на территорию европейских и некоторых других стран. Естественно, их ударную мощь это тоже лимитирует", - пояснил эксперт.

Дипломат предупредил о специфике и тяжести момента, которые заключаются в том, что поражение ИГИЛ, до которого остается не так много времени, не сопровождается однозначной победой в отношении сил вооруженной оппозиции в целом. "Хотя и на этом направлении есть успешные шаги: создание четырех районов пониженной конфронтации, переход к мирным переговорам и так далее. Но все равно - пока с точки зрения окончания войны в целом ситуация остается достаточно рыхлой, неопределенной. Конечно, испытываем огромное удовлетворение от того, что удалось победить главную силу всего этого движения. Но другие боевики либо перекрасились в другие организации, либо они окончательно еще не решили, что будут делать дальше", - уточнил он.

Соответственно, заявил эксперт, предстоит очень большая работа как и на поле боя, так и в дипломатическом плане. "И те серьезные позитивные подвижки, которые мы фиксируем, не носят окончательного характера. Потребуются усилия для того, чтобы закрепить это в качестве преобладающей тенденции. Но в итоге мы вернемся всего лишь только к положению на 2012-2013 годы, а проблема в целом, в том числе и вооруженной оппозиции, все-таки будет сохранена. Поэтому мы настроены на продолжение переговорного процесса и в Астане с участием вооруженной оппозиции, и по линии ООН и Стаффана де Мистуры. Не должно складываться ощущение, что война завершена. Да, завершается очень ответственная, ключевая часть этого процесса, но в целом еще война далека от своего завершения", - подчеркнул Андрей Бакланов.

Комментируя формат участия России в сирийском урегулировании, заместитель председателя Ассоциации российских дипломатов напомнил, что Москва с самого начала и до сегодняшнего дня придерживается очень гибкой и реалистичной концепции. "Мы определяем формат нашего участия в зависимости от того, как складывается ситуация на поле боя, как развивается обстановка в переговорном процессе. Неоднократно уже проводились сокращения этого формата, отвод наших частей обратно на территорию РФ, иногда передислокация. Никаких обязательств в отношении того, сколько и когда мы будем присутствовать, мы не брали. И в зависимости от того, как дела пойдут дальше, это будет гибко определяться", - рассказал он.

В дальнейшем, ожидает эксперт, ИГИЛ оставит и в Сирии, и в Ираке свои очень мощные и в политическом, и в военном отношении, и в плане возможностей возобновления борьбы силы. "Речь идет уже о выводе боевиков для спасения их от окончательного уничтожения. Переброска уже идет, публиковались данные по Англии, и довольно внушительные, сколько туда уехало боевиков. ИГИЛ – это международный спрут, который постоянно перемещается и меняет свое присутствие. И надо понимать, что от своих планов в случае ухудшения внутриполитической ситуации в Сирии и в Ираке террористы не откажутся. Поэтому России надо будет продолжать содействовать этим странам, и не спешить с эйфорией по поводу тех подвижек и побед, которые в этих странах в настоящее время имеют место", - предупредил дипломат.

"Международный терроризм в настоящее время возвращается к той концепции, которая существовала до 2011 года, до образования ИГИЛ. Согласно ей, для того, чтобы сберечь свои командные силы, не подставлять их под действия регулярной армии, нужно рассредоточить боевиков, пункты управления. Поэтому я не думаю, что после падения Ракки появится снова какая-то столица. Наоборот, они будут уходить от концепции халифата и от концепции видимых центров управления в зону меньшей известности об их действиях. И это ставит еще более трудную задачу, потому что нужно будет большее внимание уделять выявлению реальной ситуации, усиливать работу по обнаружению того, что происходит в стане боевиков. А когда они рассредоточиваются, становится сложнее определять реальные процессы, которые там происходят", - поведал он.

"В целом, еще раз хочу подчеркнуть: все, что происходит, радует нас с точки зрения завершения успешного решения ряда задач, которые были поставлены ранее. Но генеральная задача ликвидации международного терроризма очень далека от своего решения, и при той картине, которую мы имеем в настоящее время, когда не только нет никакого единства среди стран мира по этому вопросу, но и произошло снижение планки взаимодействия между Россией и странами Запада, надеяться на ликвидацию этого источника военной опасности пока не приходится", - заключил Андрей Бакланов.

11195 просмотров



Вестник Кавказа

во Вконтакте

Подписаться



Популярные

Не показывать мне больше это
Подпишитесь на наши страницы в социальных сетях, чтобы не пропустить самое интересное!