Откроет ли "шелковая виза" миру Центральную Азию

Откроет ли "шелковая виза" миру Центральную Азию

Казахстан и Узбекистан собираются ввести совместную визу. Разработка нового проекта, получившего название "Шелковая виза", подходит к концу. Она позволит иностранным гражданам въезжать на территорию обоих государств по визе, полученной в любом из них. The Diplomat в статье Can a ‘Silk Visa’ Boost Tourism in Central Asia? пишет, что минувшим летом с идеей создания совместной визы выступила дочь президента Казахстана и председатель Комитета по международным делам, обороне и безопасности Сената Казахстана Дарига Назарбаева.

Назвав ее "азиатским шенгеном", Назарбаева подчеркнула, что общая виза повысит уровень доверия между правительствами Казахстана и Узбекистана и поможет развитию туризма в обеих странах: "Для европейских и южноазиатских туристов Центральная Азия – географически удаленный регион. Когда они приезжают к нам, то хотят посетить все страны и достопримечательности за одну поездку. Поэтому нам нужна совместная виза".

В декабре 2018 года первый заместитель главы комитета по развитию туризма Узбекистана Улугбек Касымходжаев заявил, что проект "Шелковой визы" получил одобрение в комитетах обеих стран, осталось обсудить только технические детали и оборудование. Предположительно, виза начнет действовать в феврале 2019 года. Касымходжаев также отметил, что власти Таджикистана и Киргизии выразили желание присоединиться к проекту общей визы. Со своей стороны, Казахстан хочет пригласить к участию в проекте Азербайджан и Турцию.

"Шелковая виза" – это часть более широкого тренда, который сложился в регионе. За последние несколько лет центрально-азиатские страны значительно упростили свои визовые режимы с разными странами мира, чтобы привлечь больше туристов. С 2017 года граждане 45 стран, включая страны-члены Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) и Евросоюза, имели возможность приезжать в Казахстан без визы и находиться в стране до 30 дней. В результате, только в 2017 году количество туристов в Казахстане выросло на 18% и достигло 5,8 млн иностранных гостей за первые девять месяцев года. Низкий уровень турпотока, примерно 200 тысяч туристов в 2014 году, также заставил правительство Таджикистана пересмотреть свой визовый режим. Частично разрешив подачу заявления на визу не на бумаге, а онлайн, Таджикистан смог добиться увеличения количества гостей до 900 тысяч за первые полгода в 2018 году.

После смерти президента Ислама Каримова в 2016 году Узбекистан во главе с президентом Шавкатом Мирзиеевым также стал более открытым миру. В феврале 2018 года узбекское правительство установило безвизовый режим с новыми семью странами, а именно с Израилем, Индонезией, Южной Кореей, Малайзией, Сингапуром, Турцией и Японией. Позднее Ташкент представил электронную визовую систему и ввел упрощенные визовые процедуры для граждан других 39 стран. Благодаря этому число туристов выросло с 2,2 млн. за первые девять месяцев 2016 года до 4,4 млн. за тот же период в 2018 году. В январе 2019 года Мирзиеев объявил, что гражданам 45 государств (за исключением США, Китая, Индии и других) виза для въезда в Узбекистан будет не нужна.

В отличие от соседей по региону Туркменистан не следует этому тренду. Страна остается закрытой для граждан других центрально-азиатских государств, не говоря уже об американцах и европейцах. В итоге, туризм в Туркменистане остается неразвитым сектором экономики. Меньше 10 тысяч человек в год посещают эту страну.

В 2017 году доля туризма в общем ВВП центрально-азиатских стран составила 3,4 млрд долларов, примерно 2% всего ВВП. Поэтому у туристической сферы существует огромный потенциал развития, что поспособствует получению дополнительного дохода и созданию новых рабочих мест в странах региона.

Согласно недавнему исследованию сайта TripAdvisor, 47% путешественников считают, что единый визовый режим в Центральной Азии может заставить их поехать в регион. С этой точки зрения "Шелковая виза" – это серьезный шаг в правильном направлении.

С другой стороны, визы не единственное препятствие на пути развития туризма в регионе. Транспортная доступность и безопасность также являются серьезными проблемами. Железнодорожное и авиационное сообщение между центрально-азиатскими странами по-прежнему оставляет желать лучшего. Более того, между любым из этих государств и Россией, Китаем и Турцией регулярных рейсов гораздо больше, чем между ними самими. Регулярный рейс между Ташкентом и Душанбе появился только в апреле 2018 года, спустя целых 25 лет. Авиационное сообщение между Астаной и Душанбе появилось только в декабре 2018 года. Но и в том, и в другом случае речь идет только об одном самолете в неделю. Рейсы между Бишкеком и Ташкентом, Душанбе и Астаной выполняются реже трех раз в неделю. Что касается вопросов безопасности, географическая близость Центральной Азии к Афганистану вызывает беспокойство туристов. Вспышки насилия в Казахстане, например, погромы в Актобе и Алма-Ате в 2016 году и убийство четырех туристов в Таджикистане прошлым летом усиливают восприятие Центральной Азии как рискованного туристического направления. Поэтому если правительства центрально-азиатских стран серьезно настроены на развитие туризма в регионе, они должны не только упрощать визовые режимы, но и вкладывать значительные ресурсы в улучшение транспортного сообщения между государствами региона и укрепление их безопасности.

12045 просмотров







Популярные

Не показывать мне больше это
Подпишитесь на наши страницы в социальных сетях, чтобы не пропустить самое интересное!