Мадина Калимуллина: "Исламский банкинг признан в России"

Мадина Калимуллина: "Исламский банкинг признан в России"

Накануне в Москве открылась ежегодная международная выставка Moscow Halal Expo, организованная под патронатом Торгово-промышленной палаты России и Совета муфтиев России и при поддержке правительства Москвы. На полях этого события "Вестник Кавказа" побеседовал с советником по исламской экономике и финансам, руководителем аппарата Совета муфтиев России Мадиной Калимуллиной о такой теме выставки, как исламский банкинг.

- Это восьмая по счету выставка. Что изменилось в России в сфере исламского банкинга за эти восемь лет?

- В 2009 году в России еще не было ни одной исламской финансовой компании, а сегодня их существует целый ряд, они работают, заключают контракты. За эти восемь лет был сделан значительный рывок. Хотя у нас пока нет какого-либо законодательства, определяющего порядок работы исламских банков, но последние три года над этой темой работает специальная группа при ЦБ РФ и экспертный совет при Госдуме, о чем в самом начале мы, экспертное сообщество, занимающееся исламским банкингом, даже и не думали. В 2014-2015 годах и по политическим, и по финансовым причинам Россия на серьезном уровне обратилась к альтернативным источникам финансов и ведения финансовой деятельности, и на сегодня государство официально признает такое понятие, как партнерский банкинг, которым можно обозначить исламский банкинг. Это важно, поскольку действие любого финансового механизма начинается с его признания, пусть и под другим названием – партнерский, этичный банкинг.

В настоящее время у нас есть исламские финансовые компании, которые работают в небанковской сфере, и российские банки, которые хотят себя в этой сфере попробовать. На выставке в этом году представлен один из федеральных банков, который предложил новый продукт – карту рассрочки. Казалось бы, для банков это несложный продукт, тем более довольно популярный, но, тем не менее, банк разработал именно халяльную карту рассрочки, исключив оттуда все сомнительные и запретные элементы с точки зрения исламских стандартов. В прошлом году другим банком была представлена еще одна банковская карта, только накопительная – то есть мы видим, что банки постепенно тестируют такие продукты, и я думаю, что это будет постепенно нарастать.

Основной вопрос, который решается и обсуждается в данный момент, – как все-таки дальше будет двигаться исламская финансовая система в банковском секторе, будет ли это делаться через создание исламских окон, неких филиалов внутри существующего банка или в небанковском секторе. Довольно много экспертов говорят, что все-таки это должен быть небанковский сектор. Во-первых, очень сложно поменять менталитет, и, когда вся система работает на процентной основе, очень сложно переформатироваться самим сотрудникам банка. Во-вторых, вся банковская сфера изначально основана на проценте, цели и принципы контрактов совершенно иные, чем в исламском банкинге. Когда мы говорим о некой специальной фирме, которая занимается инвестированием и торговлей по нормам исламских финансов, то банк может выполнять в ее рамках скорее лишь расчетно-кассовое обслуживание. Есть и такая проблема, как сложность разделения халяльных и нехаляльных средств, есть риск их смешения, что тоже говорит в пользу отдельных специализированных институтов или даже отдельных исламских банков, что в нашей стране пока маловероятно.

Если подводить итог, то за эти восемь лет была проделана большая работа. Важным элементом является то, что впервые на русский язык были переведены все международные шариатские стандарты по исламским финансам. Здесь на выставке они тоже презентуются, включая стандарты организации бухучета и аудита исламских финансовых учреждений. Для рынка это очень большое подспорье, что можно последние труды и наработки в этой области иметь на руках сразу на русском языке. Финансовая система не может опираться только на коранические аяты и слова Пророка, ей нужны документы, международно признанные стандарты. Теперь российские участники рынка исламского банкинга могут уверенно внедрять эти стандарты в свою деятельность.

- Какие проблемы финансового сектора вы планируете поднять в ходе выставки?

- У нас в этом году две основные темы. Первая, финансовая – это криптовалюты. Мусульмане поднимают вопрос, насколько это халяльно. Есть даже проекты халяльных криптовалют, но у специалистов в области шариата есть сомнения. Во-первых, неясно, кто все это регулирует и кто гарантирует, что завтра все вложения не исчезнут. Во-вторых, неясно, чем подкреплена эта валюта. Пока криптовалюты выглядят как чистая, неконтролируемая спекуляция. Но деньги – это средство обмена, они не должны быть объектом инвестирования и заработков на росте курса, а ведь многих привлекает именно это.

Вторая тема, очень популярная и обсуждаемая, с целыми лагерями противников и сторонников – это сетевой маркетинг. Огромное количество людей, особенно, я знаю, на Кавказе, вовлечено в систему сетевого маркетинга, часть пострадали от этого, часть от него в восторге. Мы собрали самых сильных представителей оппонентов и участников этой системы, их ждут дискуссии в рамках выставки, на которых мы попытаемся найти точки соприкосновения и понять, идет ли речь о действительно запрещенном, которое недопустимо прикрывать дозволенным, или же это разрешенный механизм – но тогда нужно смотреть на продукт и его ценообразование. Мы хотим, чтобы каждый участник дискуссий смог для себя сделать вывод, насколько это правильно или неправильно.

- Насколько налажено взаимодействие России со странами СНГ в сфере исламских финансов?

- На государственном уровне, безусловно, взаимодействие есть, в рамках ЕАЭС проводятся встречи представителей центральных банков и других регуляторов, происходит обмен опытом. Здесь есть чем делиться: Кыргызстан очень продвинулся в исламских микрофинансах, Казахстан в плане законодательной проработки инструментов и развития инфраструктуры ушел далеко вперед. В международном финансовом центре Астаны есть департамент исламских финансов. Не так активно происходит обмен опытом на уровне участников рынка, поскольку каждый работает в своем регионе, и те задачи, которые есть, люди могут решить самостоятельно. Возможно, было бы полезно обмениваться решениями в области программного обеспечения, но, в силу различия законодательных требований в разных странах, внутренние наработки, как правило, более полезны. На экспертном уровне, разумеется, сотрудничество идет постоянно. У нас в Российской ассоциации экспертов по исламскому финансированию есть представители и Казахстана, и Кыргызстана.

- В целом, в каком состоянии сейчас находится исламский банкинг в общемировом масштабе?

- Начиная с фазы активного роста, исламские финансы никогда не претерпевали упадок. Конечно, в период мирового финансового кризиса 2008 года был небольшой спад, так как кризис отразился на реальном секторе экономики, с которым исламские финансы непосредственно работают, но если мы посмотрим на сводки и отчеты, то увидим стабильный рост доходности. В России последние кризисные годы, включая валютный кризис, сказались на исламских финансовых компаниях, но кратковременно. Сейчас сектор продолжает развиваться, активы не падают, сделки растут, кто-то выходит на Москву и расширяется, хотя этого пока мало для того, чтобы охватить всех, кто хочет участвовать в системе исламских финансов.

28365 просмотров






Популярные

Не показывать мне больше это
Подпишитесь на наши страницы в социальных сетях, чтобы не пропустить самое интересное!