Ефим Пивовар: "Уроки Второй мировой войны необходимо помнить"

Ефим Пивовар: "Уроки Второй мировой войны необходимо помнить"

1 сентября международное сообщество будет отмечать трагическую дату – 80 лет со дня начала Второй мировой войны в Европе. Историк, член-корреспондент РАН, президент Российского государственного гуманитарного университета, член совета Российского исторического общества Ефим Пивовар рассказал "Вестнику Кавказа" о главных уроках глобального конфликта.

- Приближается очередная годовщина начала Второй мировой войны. Буквально недавно заседание Российского исторического общества поднимало эту проблематику. Какие, на ваш взгляд, уроки стоило бы извлечь из событий, предшествовавших той войне?

- Это трагическое событие ХХ века никогда не уйдет с повестки дня. Необходимо говорить о его уроках для современных политических сил, общественного мнения, для ученых, для образовательной практики. Накануне Первой мировой войны, и накануне Второй наблюдалось несколько парадоксальных явлений. Отмечу удивительное непонимание остроты ситуации ведущими политическими игроками той эпохи. Как возник бы Перл Харбор, если бы американский политический класс хотя бы на секунду подумал, что Япония может осуществить такое нападение? Как могли политические силы Польши заявлять, Польша является доминантой на востоке Европы, с польскими политиками на равных ведут переговоры Франция, Англия, Советский Союз, Германия; что у них достаточно сил, чтобы их мнение принимали во внимание? Даже заявление, что они будут воевать на чужой территории, тоже можно найти в документах предвоенной эпохи. Как мог французский правящий класс недооценить силы Вермахта, что привело к поражению французской армии, победительнице Первой мировой войны? Кстати, и в советском руководстве высказывалось мнение, что мы будем воевать на чужой территории. Было всеобщее непонимание остроты и катастрофичности происходивших процессов.

- То есть были переоценены собственные силы?

- В какой-то степени переоценены собственные силы, а также недооценены силы потенциальных противников. Это еще один урок, который участникам мировых политических процессов всегда нужно иметь в виду. Как историки мы, конечно, должны об этом говорить как о ситуации, крайне важной для современности и для будущего. Если вынашиваются агрессивные планы, нужно понимать, насколько они опасны. 

Еще один урок, который тоже связан с беспечностью, отсутствием искреннего желания коллективных мер по установлению безопасности, то, что фактически никто не воспринимал всерьез достигнутые договоренности. В 1934 году Польша подписала с Германией Декларацию о неприменении силы, так называемый Пакт Пилсудского – Гитлера, а через два года Гитлер участвовал в траурных мероприятиях в связи с кончиной Юзефа Пилсудского. Это сейчас мы воспринимаем Гитлера как злодея номер один всех времен и народов, а тогда он официально воспринимался как глава цивилизованного европейского государства. Хотя, конечно, было много оговорок, велась критика фашизма, шла коминтерновская борьба против фашистских сил, но на официальном уровне все было иначе – в Берлине проводили приемы, дипломатические рауты в германских посольствах по всему миру.

- Это свидетельство непонимания происходящего?

- Да, непонимания необходимости коллективной борьбы против грядущей катастрофы. Кроме польско-германский пакта был же еще Мюнхенский сговор, после которого Англия и Франция тоже заключили с Германией декларации о взаимном ненападении.

Почему-то в преддверии 80-летия подписания советско-германского пакта и до этого, все 1990-е годы, Советский Союз критиковали чуть ли не как виновника развязывания Второй мировой войны, как силу, которая была союзником Гитлера, мол, два агрессора обрушились на мир и так далее. Это продолжается до сих пор, поскольку в целом ряде работ ставится знак равенства между Советским Союзом и гитлеровской Германией. Это совершенно не имеет никакого отношения к реальности. На самом деле, СССР и Германия были непримиримыми врагами. Антикоминтеровский пакт, который подписали гитлеровская Германия, Муссолини и милитаристская Япония, был направлен против Советского Союза, против Коминтерна, который был создан в Москве, все руководство которого находилось в Москве. Это было абсолютно неприкрытое заявление о будущей агрессии против СССР.

- Вы говорили о том, что многие участник тогдашних процессов не обращали внимания на достигнутые договоренности…

- Пактов, соглашений о ненападении было очень много. Их в межвоенные годы заключали прибалтийские государства, Англия, Франция, Польша. Советско-германский пакт ничем не отличается от них. Там тоже были секретные протоколы, которые не публиковались. Те документы для сил, их подписывавших, не означало, что это для них серьезно, что это надолго.

Сразу после Второй мировой войны начался отказ от оценок того, что происходило, в угоду политическим интересам. И сегодня есть силы, которые используют эти оценки, отказываясь от принципа историзма. Отсутствие желания следовать заключенным договоренностям привело к созданию недоверия всех ко всем. В этих условиях недоверия советскому руководству необходимо было думать о шагах, которые могли обеспечить усиление позиций СССР в борьбе против коллективного западного мира. Это еще один урок, который мы должны доносить до нынешних поколений. Это крайне важно для противодействия агрессивным силам, терроризму, попыткам использовать террор в политических целях, экологическим угрозам, наркотрафику.

В канун 80-летия начала Второй мировой войны хочу еще раз призвать спокойно, с позиции историзма рассматривать те процессы, в которых народы СССР жертвовали собой, защищая мир. Нужно доносить до подрастающего поколения всю серьезность тех процессов. Важна также ответственность тех, кто принимает решения, в условиях, когда в мире еще существуют агрессивные силы, работающие на разрушение того миропорядка, который дошел до наших дней после окончания Второй мировой войны.

7905 просмотров



Вестник Кавказа

во Вконтакте

Подписаться



Популярные

Не показывать мне больше это
Подпишитесь на наши страницы в социальных сетях, чтобы не пропустить самое интересное!