Тбилисские истории. Потускневшая победа

Тбилисские истории. Потускневшая победа

Спросить, что я делал вчера, то с ходу и не отвечу. Замнусь, задумаюсь, возможно, засмущаюсь, начну ковыряться в памяти – чем же все-таки занимался, не привлек ли ненужного внимания и т.п. Зато если временной промежуток растянуть до 39 лет, то честно отвечу: "Пил". И ровно 38 лет назад тоже. И 37 лет назад. И 36…

13 мая 1981 года тбилисское "Динамо" в Дюссельдорфе одержало свою самую значительную победу. Выиграв 2:1 у гэдээровского "Карл Цейсса", динамовцы стали обладателями Кубка кубков Европы. В Дюссельдорфе футболисты обнимались друг с другом, а в Тбилиси обнимались все подряд. Те, кто не помчался в аэропорт встречать победителей, накрывали столы. Повсюду. Все заботы были забыты. В городе воцарилась сумасшедшая радость. И когда я после какого-то стакана вина напомнил приятелю Отару, чтобы не слишком набирался, потому как жена его в роддоме, он посмотрел немного удивленно и после небольшой паузы согласился: "Да-да, ты прав". Но пить продолжил, хоть и с меньшей интенсивностью.

Потом Отар решил поехать в больницу. Мы заехали к нему за загодя купленным шампанским. Вопрос тещи, для чего брать все бутылки, он оставил без ответа. Тогда она решила, что зять не договаривает, что роды у дочери уже начались или вот-вот начнутся и увязалась с нами. Ее беспокойство и без того объяснимое усугублялось тем, что врачи прогнозировали непростые роды и уже несколько дней держали роженицу под особым наблюдением.

По дороге в роддом Отар невпопад сказал, что великий Михаил Месхи в ресторанах всегда заказывал по две бутылки шампанского в знак того, что играл под одиннадцатым номером. Теща в ответ язвительно предположила, что Отар - глубокий и безнадежный запасной. Шампанского действительно было так много, что его количество вызывало некоторое опасение.

В роддоме навеселе были, кажется, все. Немолодая нянечка не сразу поняла, о чем речь. Потом задумалась и вспомнила: "Нет, в ближайшие часы никто не рожал". Другая предположила, что и рожать в ближайшие часы никто не будет, потому что дело это тонкое – и роженицы, и младенцы чувствуют, что… сейчас не до них. "Праздник во всей стране!" - торжественно закончила она свою тонкую теорию, отмеченную мистицизмом. Но все-таки согласилась подняться в палату и проведать пациентку.

"Еще не скоро, езжайте домой", - возвестила она, вернувшись. Рекомендация коснулась только женской части нашего общества. Усадив тещу в такси, Отар изрек: "Я останусь. Не по-мужски не быть сейчас в больнице". Сказав это, он выстрелил первой бутылкой. Из больничного скверика раздался ответный хлопок.

"За то, чтоб все хорошо прошло", - сказал Отар. Мы выпили. "За Вову Гуцаева", - произнес он второй тост за футболиста, сравнявшего счет в Дюссельдорфе. "За Виталия Дараселия", - предложил я третий - Дараселия забил победный гол. "За Дато", - сказал Отар, поднимая тост за Кипиани.

Из скверика тоже слышались тосты и, судя по донесшейся до нас фамилии "Баркая", там уже пили за динамовцев, ставших чемпионами СССР в 1964 году…

Понемногу рассвело. "Назову Вовой или Виталиком", - задумчиво сказал Отар. "А если девочка родится?" - спросил я – до УЗИ и прочего прогресса оставался еще не один год.

Отар ничего не сказал, но в его глазах читалось: как такая чушь могла взбрести в голову?!

"А если вдруг? Ну мало ли?" - упорствовал я. "Виталина… Это допустимо, но не желательно", - раздраженно сказал Отар и снова наполнил стаканы.

Потом к нам присоединились люди из сквера. Или мы - к ним? Впрочем, неважно. Пили за выставленного из команды незадолго до триумфа капитана Мачаидзе, за врачей и массажистов, за прошлое и будущее грузинского футбола, и вообще за футбол. Я соригинальничал и поднял тост за Бертони и Андреасяна. Отар напрягся было, но новые знакомые, добродушно поддержав меня, расширили список тостуемых Пайчадзе, Пеле и Стрельцовым.

К полудню шампанское закончилось. Это нас не остановило. С новой партией шипучки мы вернулись к вчерашней победе "Динамо". Очевидно, зашли бы и на третий круг, но вышедшая из корпуса нянечка, выкрикнув вначале фамилию Отара, объявила: "Девочка, три пятьсот, сорок девять. И у мамы, и у ребенка все хорошо".

"Как девочка?" - удивился Отар. "Так. Девочка. Беленькая, синеглазая красавица", - ответила фельдшерица и выразительно показала на оттопыренный карман своего халата.

"За Виталину!" - гаркнул я, наполняя стаканы. "Знай меру... - вдруг осадил Отар. - За Тамару". "В честь тещи?" - догадался я. "Вот и она пусть так думает. Сегодня именины Тамары - день ангела или как это дело называется? Пришлось разные варианты предусмотреть", - усмехнулся Отар.

Приняв поздравления от новых друзей – любителей футбола, он выстрелил очередной бутылкой: "На ком остановились? За Шенгелия"…

И так много лет, год за годом, 14 мая мы поздравляли с днем рождения Тамару – дочку Отара. Каждый раз за праздничным столом у него дома звучали и сопряженные с этим днем тосты за футболистов "Динамо", и вообще за футбол. Первое время они иногда даже оттеняли виновницу праздничного застолья. Но с каждым годом все реже и реже. Та победа "Динамо" покрывалась налетом времени и понемногу тускнела, становясь легендарной, а новых не было, нет, и вряд ли, честно говоря, дождемся.

8400 просмотров






Популярные

Не показывать мне больше это
Подпишитесь на наши страницы в социальных сетях, чтобы не пропустить самое интересное!