Вестник Кавказа

Третий президент Абхазии (ч.1)

Спартак Жидков, Абхазия
26 декабря 2012 года Александру Анквабу исполнилось 60 лет. Кроме того, прошло 16 месяцев с момента его избрания президентом, а это уже достаточный срок для того, чтобы подводить первые итоги.

На Кавказе трудно найти невыразительного, бесцветного политика, и все же каждому из трех президентов Абхазии в разное время было суждено проявить себя в настолько сложных, нестандартных обстоятельствах, что их можно считать выдающимися личностями вне зависимости от политической оценки их деятельности. Александр Анкваб на пути к президентству преодолел множество препятствий и тем самым продемонстрировал свой талант политика, а главное – свою популярность у абхазского электората, чье уважение завоевать очень непросто. Случайный человек никогда не сможет стать главой кавказской республики. Но и заслуженному политику трудно доказать свою компетентность – сначала выиграть президентскую гонку, а затем сохранить поддержку избирателей.

Александр Анкваб на абхазской политической сцене давно считался самой противоречивой фигурой. На Кавказе начальник любого ранга всегда немножко дипломат - один обладает репутацией благовоспитанного джентльмена, другой держится на короткой ноге со всеми подчиненными, третий сочетает показную суровость с веселым добродушием, проявляемым в самый неожиданный момент. Анкваб своим поведением не вписывался ни в одну схему. Его главным недостатком долгое время считали (а некоторые и продолжают считать) излишнюю резкость в отношениях с людьми, беспощадный сарказм и привычку говорить неприятную правду в глаза. Именно эти его качества (а не надуманный компромат) считались главным препятствием в его борьбе за президентский пост летом 2011 года. И чиновники, и общественные деятели, и журналисты в равной степени опасались превращения президента в авторитарного лидера, не желающего считаться ни с чьим мнением.

Однако по мере того, как Александр Анкваб из силовика превращался в политика, становилось понятно, что не все так просто. Анкваб с самого начала показал, что в качестве чиновника не желает славы приятного, но по сути бесполезного для окружающих руководителя, который любезно принимает посетителя, но отпускает его с пустыми руками. Вникнуть в суть просьбы, решить проблему попавшего на прием человека, пусть не в полной мере, но в том объеме, в каком это реально возможно, – таким оказался стиль работы Анкваба и в должности премьера, когда в течение пяти лет он принял 15 тыс. посетителей (а это более 6% населения республики), и в должности главы государства. Еженедельные встречи президента с гражданами (вызывающие, кажется, наибольшее раздражение у оппозиции), – такая традиция стала показателем гораздо большей демократичности, чем это принято даже в небольших государствах. Лично принести извинения рядовому гражданину за хамство своего подчиненного, выдержать несправедливые нападки со стороны оппонента и сохранить доброжелательный тон по отношению к нему – на такие поступки способен далеко не каждый из чиновников, обладающий устойчивой репутацией либерала. Может быть, именно сочетанием жесткости и серьезного отношения к своим собственным обязанностям Анкваб завоевал доверие народа. Именно так 20 лет назад абхазские бойцы выбирали командиров во время войны с Грузией – не за мягкость или демократизм, а за волевые поступки, за умение в любой ситуации принимать ответственные решения.

Став президентом, Анкваб оправдал ожидания, которые возлагались на него как на сильного лидера. И его успех на президентских выборах 2011 года представлял собой нечто большее, чем победу в соревновании трех политических лидеров со своими командами.

Несбывшиеся прогнозы политологов и политтехнологов, неверно предсказавших исход президентских выборов в Абхазии, можно объяснить только одним – слабым знанием внутреннего положения республики. Историю Абхазии 1992–2012 годов нельзя рассматривать как цепь случайностей, а успех Анкваба как политика – в отрыве от той социально-политической обстановки, которая сложилась к началу 2010-х.
Продолжение следует
12950 просмотров