Вестник Кавказа

Существует ли международное право?

В последние годы начал широко дискутироваться вопрос о том, насколько актуальным остаются выработанные в прошлом веке принципы международного права. В США в нарушении этих принципов обвиняют Россию, воссоединившуюся с Крымом; в России – Соединенные Штаты, нарушающие международное право в разных уголках Земли.

Вчера вопрос о том, требует ли новый век нового международного права, обсуждался в прямом эфире радиостанции «Вести FM», куда дозвонилась ехавшая в автомобиле на Смоленскую площадь недавно назначенная официальным представителем МИД РФ Мария Захарова.

Захарова – публичный человек не только по должности, но и по характеру. Журналисты ценят ее за живой ум и обаяние, на Фэйсбуке у нее почти 27 тыс. подписчиков. «Учитывая мое недавнее назначение Официальным представителем МИД России, хотела бы определить статус моего "блогерства". Все, что я пишу в социальных сетях и блогах, не является официальными заявлениями МИД России. Для этого существует сайт МИД и проводимые в Министерстве брифинги и пресс-конференции. Мои посты - экспертное мнение», - написала недавно Захарова на своей страничке.

Очевидно, свое личное мнение один из самых известных и цитируемых российских дипломатов выразила и позвонив на радио, однако, по всей вероятности, ее точка зрения вполне совпадает с позицией Смоленской площади.

Она категорически не согласилась с призывами менять международное право: «Реализуется схема по принципу "это играем, это не играем, мы сами решаем, что есть международное право, а что есть не международное право". На самом деле, международное право это абсолютно конкретная и абсолютно обязательная вещь. Устав ООН обязателен к исполнению для стран-членов ООН. Поскольку подавляющее большинство стран мира – члены этой организации, то, как Устав, так и все решения Совбеза являются для них обязательными».

При этом Захарова оговорилась, что «решения Генеральной ассамблеи ООН являются рекомендательными, их можно исполнять, не исполнять, частично исполнять, но решения Совбеза - обязательная вещь».

По мнению дипломата, «то, что мы сейчас наблюдаем, похоже на сеанс одновременной игры в шахматы, когда всеми признанный гроссмейстер, понимая, что он никак не может одолеть нескольких своих партнеров в шахматы по правилам игры, берет доску и начинает всех бить по голове. Это использование других инструментов продавления своих интересов. Но тогда не надо садиться играть в шахматы. Но если ты начал партию, если ты принял правила, то будь добр, играй».

Говоря о правомерности ставшей в последнее время модной практики применения санкций Захарова заметила: «Это не от невозможности применения международного права, а от того, что интересы той или иной страны не вписываются в международное право. Это уже проблема отдельных «клиентов», реализующих свои интересы, которые не поддерживаются международно-правовыми средствами, собственными средствами.

В международном праве совершенно четко говорится о том, что страны не имеют права в обход международного права и решения Совбеза осуществлять давление на ту или иную страну по своим собственным воззрениям или там мироощущениям. Потому что это и есть вмешательство во внутренние дела государства, которое так же зафиксировано в международном праве. Ведь когда вы используете собственный инструментарий, если одно государство мощнее другого государства, вы все равно не имеете права на него давить для реализации собственных интересов. Вы должны пойти в международно-правовой орган, доказать там свою правоту, собрать коалицию единомышленников, найти нужные формулировки, прийти к согласию на основе консенсуса, который вырабатывается в ходе принятия резолюций. Тогда модно говорить о принятии санкций. Если с завтрашнего дня каждое государство, которое будет в чем-то сильнее своего соседа, начнет вводить против него санкции для реализации своих интересов, то в мире наступит хаос и очередная мировая война».

Захарова настороженно относится разговорам об адекватности существующих правил: «Сейчас многие говорят о том, что нынешняя система неадекватна. А адекватны поступки тех, кто сегодня являются основными игроками этой ситуации? Мы можем переделывать систему сколько угодно, но если игроки неадекватны, то под них невозможно верстать систему. Да, международное право есть некая идеальная модель, а есть реальный мир. Однако есть стыковочный переходный коридор между идеальной системой международного права и реальным миром - он находится в консультативной комнате за залом заседаний Совета безопасности. Именно Совет безопасности вырабатывает международно-правовые документы не путем их штамповки, и не путем доминирования одного мнения над другим, а поиском консенсуса и точек соприкосновения членов Совбеза. Этот мудрейший механизм и позволяет соблюдать реальные интересы игроков международного права. Если кто-то предложит какой-то иной механизм, все будут только рады его принять. Только проблема в том, нет лучшего механизма ни на практике, ни в предложениях».

 В Преамбуле Устава Организации Объединенных Наций была поставлена задача «создать условия, при которых могут соблюдаться справедливость и уважение к обязательствам, вытекающим из договоров и других источников международного права».  Таким образом, с самых первых дней существования Организации вопрос соблюдения и укрепления международного права является важнейшей частью ее деятельности.  Эта работа осуществляется по многим направлениям — судами, трибуналами, посредством многосторонних договоров, а также в Совете Безопасности, который, в частности, уполномочен учреждать операции по поддержанию мира, вводить санкции или разрешать применение силы в случае, когда есть угроза международному миру и безопасности.  Эти полномочия  возложены на Совет Безопасности Уставом ООН, который является международным договором.  Как таковой, Устав ООН является инструментом международного права  и государства — члены ООН обязаны его соблюдать. Устав ООН закрепляет основные принципы международных отношений, от суверенного равенства государств до запрещения применения силы в международных отношениях.

 

 

 

27000 просмотров