Долгосрочные последствия возможного удара по Сирии

Долгосрочные последствия возможного удара по Сирии

Представитель госдепа Джен Псаки сообщила, что Австралия, Албания, Косово, Канада, Дания, Франция, Польша, Румыния и Турция поддержали США в их намерении нанести военный удар по Сирии, однако, сами в операции участвовать не будут. По данным Псаки, более 80 стран согласны с доводами США о применении властями Сирии химического оружия против своих граждан, более 50 публично об этом заявили. Поддержку удалось получить и у более чем 30 международных организаций.
На таком фоне в понедельник в Москве пройдут переговоры министра иностранных дел РФ Сергея Лаврова с заместителем председателя правительства, министром иностранных дел и по делам эмигрантов Сирии Валидом Муаллемом. В Москве по-прежнему убеждены в необходимости скорейшего прекращения насилия в Сирии и продвижении по пути политического урегулирования без попыток внешнего силового вмешательства в обход Совета безопасности ООН.

«Ситуация в Сирии, если, не дай Бог, начнется военная стадия, только усугубит кризис, из которого мы выходим с 2008 года, - говорит экс-начальник Генштаба, генерал Юрий Балуевский. - Хочется надеяться, что все же мы решим проблему Сирии политическим путем. Как мне представляется, сегодня основная военная функция России – внимательно смотреть за развитием ситуации, внимательно отслеживать развитие обстановки для поддержания политических условий, тех предложений, которые звучат из уст министра иностранных дел и президента».

«Конечно, ни в коем случае мы воевать не будем, - поддерживает генерала ученый, директор Института востоковедения РАН Виталий Наумкин. - Наверное, будет определенная демонстрация наших возможностей, при худшем варианте. Нужно будет предпринимать очень активные дипломатические и военно-политические меры для предотвращения расползания того взрыва насилия, который произойдет в случае американского удара в Сирии и эскалации конфликта за ее пределы. До наших границ, до границ наших непосредственных союзников немного остается. Мы знаем, что когда действуют против Сирии, всегда имеют в виду Иран. Иран очень внимательно следит за тем, что происходит. Здесь, естественно, и Израиль очень активно себя ведет. Поэтому должна быть определенная дорожная карта на случай региональной эскалации конфликта, выплескивания военного насилия и очень серьезной активности, чтобы предотвратить негативное влияние на нас того, что происходит».

«Мы должны представить себе возможные среднесрочные и долгосрочные последствия военной акции США и тех, кто, может быть, пойдет вместе с ними, - считает декан факультета мировой политики МГУ Андрей Кокошин. - Действительно, Иран – это союзник Сирии. У Ирана сложные отношения с другими странами региона, в частности, с Саудовской Аравией. Ни для кого не секрет, что в Иране есть ядерная программа, которая может в некоторый момент стать военной ядерной программой. Для этого нужно только политическое решение. Ядерными государствами становятся только тогда, когда есть политическое решение, а не только тогда, когда для этого есть научно-технические возможности. У Ирана научно-технические возможности есть – и по ядерному боеприпасу, и по носителю, причем достаточно большой дальности. Акция в Сирии с высокой степенью вероятности усилит позиции тех в руководстве Ирана, кто решит все-таки идти путем создания собственного ядерного оружия. Тем более что уже есть ядерное государство в регионе в лице Израиля, и американские военно-морские силы с носителями ядерного оружия тоже постоянно находятся в регионе. Иран проявил сдержанность, когда появилось ядерное государство Пакистан, имея, видимо, в виду, что у Пакистана сложные отношения с Индией».

Однако, по мнению Кокошина, ядерным государством вслед за Ираном захочет стать Саудовская Аравия: «У нее нет столь развитого собственного промышленного потенциала, который бы позволил ей самой создать такое оружие, но есть сведения, что Саудовская Аравия в свое время на несколько миллиардов долларов фактически субсидировала создание исламской ядерной бомбы в Пакистане. У нее очень тесные отношения с Пакистаном. Пакистанские военные постоянно присутствуют, так или иначе, в Саудовской Аравии.
Я слышал очень авторитетное мнение о том, что Саудовской Аравии нужно буквально две-три недели, чтобы получить из Пакистана свою долю ядерного оружия, за которую уже заплачено. Так что те, кто планирует военную акцию в отношении Сирии, могут получить нестабильную, очень сложную ядерную конфигурацию, которой крайне тяжело управлять».

«Мы с американцами десятилетиями шли к тому, чтобы создать ситуацию взаимной стратегической стабильности, - напомнил Кокошин. - Когда будет многоугольник Израиль – Иран – Саудовская Аравия – Пакистан, и Турция может подтянуться, а дальше тянутся взаимоотношения между Индией и Пакистаном и Индией и КНР. Такой кошмарный сценарий можно себе представить, к сожалению. Думаю, в Вашингтоне не предвидят долгосрочных последствий применения военной силы».

9640 просмотров







Не показывать мне больше это
Подпишитесь на наши страницы в социальных сетях, чтобы не пропустить самое интересное!