Саид Амиров: больше чем мэр

Саид Амиров: больше чем мэр
Мэр Махачкалы Саид Амиров известен не только как жесткий и волевой градоначальник, но и как один из влиятельных политиков на Северном Кавказе. Сыграл ли он главную роль в 1990-2000-х или ему еще предстоит ее сыграть? На этот вопрос пока нет однозначного ответа. Но, вне всякого сомнения, он как неформальный лидер повлиял на ход новейшей истории Дагестана и в целом России. А сценарии развития событий на восточном Кавказе были разные – от попыток отделения Дагестана по чеченскому сценарию до распада самой республики – по грузинскому.

Родом Саид Амиров из небольшого даргинского села Джанга-Махи Левашинского района в центральном Дагестане. Это густонаселенный предгорный район с множеством крупных сел, где большинство составляют даргинцы, но встречаются и аварские села. Многие дагестанские политики, чиновники и бизнесмены - выходцы из Левашинского района, в том числе и нынешний руководитель республики Магомедсалам Магомедов. Есть во власти и родственники Саида Амирова. Например, Перзият Багандова, которая еще в советские времена занимала пост министра социального обеспечения Дагестанской АССР, а сейчас руководит махачкалинским отделением «Единой России». Племянник Амирова - Магомедкади Гасанов - депутат Госдумы. Другой племянник Джамалутдин Гасанов тоже депутат Госдумы, но от Ставропольского края.

Сам Амиров с начала 1970-х работал в системе потребкооперации Дагестана и за 20 лет продвинулся по карьерной лестнице от рабочего до председателя правления. С 1991 года был зампредом правительства Дагестана, а 1998 году на всеобщих выборах главы Махачкалы получил более 70% голосов.
В постсоветский период в Дагестане еще никогда всенародно не выбирали главу республики. Самым массовым народным волеизъявлением стали выборы мэра столицы республики. Избирательная кампания тогда проходила в жесткой конкурентной борьбе, с публичными выступлениями и массовыми акциями. Амирова поддержали представители разных этнических общин Махачкалы, но его влияние не ограничивалось столицей. Многие главы муниципальных образований были сторонниками Амирова. Он объединил руководителей других муниципалитетов в Союз местных властей, который позже был переоформлен в Совет муниципальных образований и вошел в Конгресс муниципальных образований РФ. Общественных организаций в Дагестане тысячи, но этот Совет до сих пор остается наиболее влиятельной неформальной структурой.

Чтобы понять ее значимость, нужно иметь представление о политическом устройстве республики. Своеобразными ветвями власти в Дагестане остаются не правительство, парламент и суды, а правящие кланы. Таких «ветвей власти» в республике не три, а гораздо больше. Возможно, это несовершенная структура организации власти, но в 1990-х в условиях роста национального самосознания, национальных движений и парада суверенитетов, формирование власти по такому принципу было закономерным, другого государственного стержня не было. На протяжении последних 20 лет Дагестан находился в состоянии войны между кланами. Амирову же удалось объединить вокруг себя глав муниципалитетов, независимо от национальной, территориальной и клановой принадлежности. Именно Союз местных властей в 1990-е поддерживал хрупкое равновесие между элитами, кланами, между советской номенклатурой и новыми национальными лидерами. С ними были вынуждены считаться и республиканское руководство, и федеральный центр. В условиях противостояния национально-клановых группировок, когда правовое пространство еще не было сформировано, хрупкий мир не мог поддерживаться на «честном слове». Холодная война национально-клановых группировок могла перерасти в горячий межнациональный конфликт. Политический союз муниципалов выполнял функцию сдержек и противовесов, но эта миссия Амирова не всем нравилась - за 10 лет он пережил около полутора десятка покушений.

В 1998 году кланово-межнациональное равновесие едва не было нарушено – Дагестан оказался на грани войны. Сторонники лидеров лакского национального движения братьев Хачилаевых захватили Белый дом - здание госсовета и правительства Дагестана. Хачилаевых поддержали многие чиновники, а также чеченские сепаратисты. Однако они не смогли занять расположенное напротив здание администрации Махачкалы. Когда вооруженная толпа двинулась в сторону здания мэрии, оно уже было окружено вооруженными и невооруженными сторонниками Амирова, которые спонтанно начали стекаться с разных концов. Одна шальная пуля - и две вооруженные группы (тысячи людей с обеих сторон) могли перестрелять друг друга на площади Махачкалы. Но этого не произошло. Ситуацию разрядил срочно прилетевший из командировки тогдашний руководитель республики Магомедали Магомедов. Он вошел в захваченное боевиками здание Белого дома и в своем разгромленном рабочем кабинете вынудил братьев Хачилаевых покинуть здание и отвести своих сторонников. В случае прихода к власти Хачилаевых, которые были настроены отнюдь не пророссийски, федеральному центру пришлось бы или признавать независимость Дагестана, или наводить конституционный порядок силовыми методами. Но Дагестан больше Чечни по численности населения и территории, и война здесь носила бы затяжной партизанский характер – у крупных формирований с тяжелой военной техникой в горном и предгорном Дагестане нет возможности для маневра.
Через год на Дагестан обрушилась новая беда – с территории Чечни вторглись отряды Басаева и Хаттаба. Тогда Саид Амиров сформировал интернациональную бригаду ополченцев, которая направилась в Ботлихский район, где шли боевые действия.

В начале нулевых начались масштабные работы по приведению в порядок городского хозяйства и архитектурного облика Махачкалы, опять-таки ни без сопротивления различных групп, которые «крышевали» стихийные рынки и другие сферы. Махачкала тогда напоминала послевоенный город. Несколько лет продолжалось противостояние, связанное с переносом большого стихийного контейнерного рынка в центре города, у Джума-мечети.
Конечно, много проблем сразу решить не удалось. За счет активной миграции из горных районов, а также из Узбекистана, Азербайджана, Таджикистана, Туркмении, темпы роста населения Махачкалы опережают объемы и темпы обновления и реконструкции городской инфраструктуры. По переписи 1989 года в Махачкале проживало 350 тыс. человек. Сейчас, только по официальным данным, эта цифра увеличилась вдвое. А включая тех, кто не прописан, проживает нелегально, сейчас в дагестанской столице живет более миллиона человек. Махачкала - город переселенцев, где многие не собираются жить постоянно и не обращают внимания на проблемы благоустройства в местах временного поселения.

При президенте Муху Алиеве Амирова называли оппозиционером. Алиеву оппонировали и тогдашний глава Сулейман-Стальского района, нынешней мэр Дербента Имам Яралиев, и тогдашний глава Кизлярского района, нынешний руководитель Дагестанского отделения Пенсионного фонда Сайгид Муртазалиев, с которыми Амиров поддерживал союзнические рабочие отношения. Однако сам Амиров отрицал свою оппозиционность, заявляя, что не должно быть оппозиции в условиях вертикали власти. Тем не менее проблемы с республиканской властью у него были, и они отразились на финансировании города. Сейчас, по данным администрации Махачкалы, город перечисляет в федеральный и республиканский бюджеты больше средств, чем получает дотаций на обновлении инфраструктуры.

В 2008 году в Махачкале возник энергетический кризис, как, впрочем, и других городах республики. Рост потребления электроэнергии увеличивал нагрузку на старые сети и они выходили из строя. Зимой жителям во многих микрорайонах Махачкалы отключали электроэнергию. Республиканская власть критиковала за это администрацию Махачкалы. Одновременно филиалы сетевой энергокомпании МРСК «Северный Кавказ» ограничили поставки в Махачкалу электроэнергии, требуя выплатить им долг в размере 500 млн рублей. Предлагался и другой вариант - представители энергокомпании и тогдашнее руководство республики взамен долгов требовали передать им электрические сети Махачкалы. Но город не признавал такой большой долг. Начался судебный процесс. «Монополии и власть, объединившись, давят на местное самоуправление», - так оценивал тогдашнюю ситуацию Амиров. Другие города - Избербаш, Хасавюрт, Кизляр - передали сети на баланс естественной монополии, но ситуация с платежами и обновлением сетей там не улучшилась. В итоге администрация Махачкалы отстояла электрические сети, а потом акционировала их для инвестирования. Сейчас проблем с электроснабжением нет. Сети и трансформаторные станции за последние годы были обновлены более чем на 60%.

В последние годы Амиров поддерживает рабочие отношения с руководством республики, говорит, что хочет сделать Махачкалу и Дагестан бездотационными и призывает глав городов и районов активнее сотрудничать с силовиками в борьбе с экстремизмом и терроризмом: "Народ погибает, потому что мы сообща не работаем".

55225 просмотров



Вестник Кавказа

в Telegram

Подписаться



Популярные

Не показывать мне больше это
Подпишитесь на наши страницы в социальных сетях, чтобы не пропустить самое интересное!