Вестник Кавказа

Евразийский союз: направления интеграции

Евразийский союз: направления интеграции
Месяц назад премьер-министр России Владимир Путин изложил идею создания Евразийского союза в одной из своих статей. Евразийский союз - межгосударственная структура с более тесной координацией экономической и валютной политики, в которую должен эволюционировать Таможенный союз, объединяющий сейчас три постсоветских государства - Россию, Белоруссию, и Казахстан. Публикация Владимира Путина вызвала большой резонанс не только в России, но и за ее пределами. На западе многие политологи и журналисты увидели в идее создания Евразийского союза попытку возродить Советский Союз. В ходе видеомоста между Москвой, Брюсселем и Лондоном эксперты пытались понять, насколько успешной может быть реализация идеи Евразийского союза, каковы его цели и задачи, как он будет взаимодействовать с Евросоюзом и с другими интеграционными структурами.

Алексей Власов, главный редактор "Вестника Кавказа"
Контуры нового интеграционного проекта, обсуждению которого импульс придал Владимир Владимирович своей статьей в "Известиях", только формируются. И мы видели, что высказали свои соображения о том, каким быть Евразийскому союзу последовательно Владимир Путин, Александр Лукашенко, и вот буквально сегодня появилась статья Нурсултана Назарбаева. Если сопоставить эти три текста, то мы увидим, что в них есть процентов на 80 общие подходы (что Евразийский союз - это неконфликтная, взаимодополняющая, рассчитанная на взаимодействие в трех плоскостях - экономической, гуманитарной и в сфере безопасности - структура). Но есть и расхождения, которые определены тем, что Москва, Минск и Астана не во всем видят будущее евразийской интеграции одномерно. Есть определенные расхождения, есть и не до конца понятые мотивы, почему именно сейчас российское руководство придало мощный идеологический импульс новым объединительным трендам, которые воплощены в идее Таможенного союза, Единого экономического пространства, и теперь в чем-то большем, что некоторые называют Евразийский экономический союз, а некоторые просто - Евразийский союз.
Я могу дать только свою версию, почему эта идея появилась именно сейчас. В России идет подготовка к большому избирательному циклу. Пройдут выборы в Госдуму, а в 2012 году определившийся кандидат-фаворит, который, скорее всего, вернется в качестве президента России. Речь идет о Владимире Путине. И на самом деле в Кремле давно ходили разговоры, что на новый избирательный срок нынешний премьер пойдет с новой прорывной идеей. Я, честно говоря, думал, что будет некий социальный проект против Прохорова, когда летом разворачивались известные политические баталии. Но оказалось, что на Старой площади и в Белом доме решили иначе. На новый президентский срок Путин идет с глобальной для постсоветских стран интеграционной идеей. Это будет большой проект, который будет развивать успешные государства. То есть Евразийский экономический союз - это союз успешных государств, к которому могут примкнуть (это не размышления эксперта, а уже реальность, поскольку Кыргызстан уже решил примкнуть к Таможенному союзу) и те страны, которые не дотягивают по уровню развития до России и Казахстана, наиболее успешных государств на постсоветском пространстве. Таким образом решается две задачи, на мой взгляд, с одной стороны, для российской политической элиты четко формулируется новая идея. Мы становимся центром притяжения в экономике, безопасности и социо-культурной сфере для тех стран, которые готовы с нами взаимодействовать и сотрудничать. Причем в двух форматах. Первый формат - наиболее близкий, наиболее тесный уровень интеграции. Это Москва, Минск, Астана и Бишкек, а остальные подключаются к этому объединению поэтапно через определенные каналы взаимодействия. Например, через зону свободной торговли, в которую на последнем заседании глав правительств вошло восемь государств из числа членов Содружества. Для того же Бишкека или Душанбе вхождение в этот союз означает, что, находясь категории несостоявшихся государств (некоторые эксперты стремятся наклеить такие ярлыки на эти государства), эти страны и другие постсоветские государства могут почувствовать сопричастность к некому более успешному, более значимому интеграционному образованию. Что вроде отношений между странами Восточной Европы и ядром Евросоюза. Это не восстановление Советского союза, потому что у российской политической элиты нет ни ресурсов, ни, на мой взгляд, политической необходимости восстанавливать новую империю. Но есть возможность увеличить и потенциал и ресурсную базу для того, чтобы быть более конкурентоспособными.

Фрэзер Кэмерон, директор центра Россия-ЕС, старший советник Центра европейской политики
Не понимаю, как это можно назвать объединением успешных стран. Какое же успешное государство Белоруссия? Это диктатура, никто не хочет вести с ней дела, никто из ее ближайших соседей. С одной стороны, это попытка России собрать какой-то блок, чтобы решать свои проблемы с Китаем. С другой стороны, есть серьезные внутренние проблемы в самой России. Будут выборы, мы знаем, кто выиграет эти выборы и как будет решаться эта проблема летом. России нужно решать внутренние проблемы, проблемы с коррупцией, нужно вступать в ВТО и стать успешной экономикой. Россиян беспокоит инфляция, рабочие места и безопасность. Евразия - это не так серьезно.

Бен Джуда, эксперт Европейского совета по международным делам
Мой взгляд и общая точка зрения исполнены скепсиса. Сначала были спокойные ожидания с учетом предыдущих попыток объединения. Сейчас эта попытка предпринимается с учетом предстоящих президентских выборов. Зона свободной торговли, которая была объявлена недавно, несмотря на все эти фанфары, текст не был перенаправлен в Европейский союз или каким-то другим ключевым торговым партнерам. Это заставляет думать, что либо вообще согласия нет, либо будет большой переходный период. То есть  это не тянет на зону свободной торговли.
Очень большое разочарование вызывает в Лондоне Таможенный союз и вступление России в ВТО. Конечно, Белоруссия далека от вступления в ВТО. Если смотреть на перспективы Евразийского союза, то пока это просто серия заявлений и статей, довольно туманных. И с точки зрения того, что произошло, даже сам Путин сказал, что пройдет 15 лет - это большой длительный процесс перед тем как мы увидим развитие Евразийского союза.

Борис Межуев, заместитель генерального директора Фонда гражданских инициатив «Стратегия-2020», политолог
Следует разделить два момента - экономический и идеологический. Было правильно замечено, что Владимир Владимирович Путин, идущий в качестве кандидата в президенты, пытается, конечно, сформулировать какую-то новую идеологию для России. Поскольку его позиция была всегда позицией-попыткой некоего консенсуса, создания, как часто говорят, путинского большинства, то он ищет определенные модели, позволяющие экономические либеральные идеи подать в определенной консервативной, традиционной для России, идеологической оболочке. Евразийский союз - прекрасная форма такого синтеза, потому что, с одной стороны, несомненно, это либеральное образование, основанное на идеях свободной торговли, на идее свободной миграции, в том числе открытых границах, открытых для рабочей силы, для товаров. В этом смысле, это воплощение английских экономических идей времен викторианской Англии. Очень похоже на то, что было реализовано в 1990-е в Северной Америке, а именно, в объединении НАФТА НАФТА (Североамериканская зона свободной торговли, - прим.ред.)
С другой стороны для многих россиян и многих жителей Казахстана слово «евразийство» ассоциируется с попыткой обнаружения Россией и Казахстаном, и возможно Белоруссией, какой-то особой идентичности. Я не хочу говорить слово «цивилизационной», потому что оно не очень значимо - не очень понятно что мы вкладываем в это слово. Но это, по крайней мере, какое-то соотнесение себя с тем пространством, в котором мы живем, а именно, пространством, расположенным между Европой и Азией, собственно, Евразийским пространством. В этом смысле, это очень мощная идея для россиян в первую очередь. Россияне, естественно, испытывают психологическое чувство утраты, связанное с экономическими, культурными и жизненными связями между нашими народами. Одновременно эта идея экономически притягательна для многих жителей ближнего зарубежья, в том числе жителей Средней Азии - это возможность, связанная с трудовой миграцией. Для производителей, скажем, белорусских товаров, это возможность попасть на российские рынки. Это, конечно, совершенно ничего общего не имеет с Советским Союзом, потому что Советский Союз основывался на совсем других экономических принципах, на принципах плановой и распределительной экономики. Но, с другой стороны, конечно, это некоторая форма психологического залечивания ран, связанных с распадом СССР.
Что касается того, может ли Россия себе это позволить, с точки зрения каких-то высоких идей международного права, - это вообще разговор не очень серьезный. Россия все себе может позволить и, естественно, может себе позволить экономическую интеграцию со своими соседями. Что касается российских ресурсов, проблемы, действительно, есть для самих россиян. Для России важно сделать так, чтобы экономически этот Евразийский Союз не был слишком для них обременительным, то есть, чтобы это был взаимный интерес, потому что главным оппонентом Евразийского союза могут быть силы определенного экономического национализма России. Чтобы Евразийский Союз был действительно мощным образованием, способным улучшить экономическое положение самих россиян, необходимо проведение серьезной, разумной экономической политики, индустриальной политики, часто говорят о новой индустриализации. В этой связи, мне кажется, это неотделимо от идеи Евразийского союза. Необходимо совмещать эти вещи, тогда Россия сможет делится, как бы, со своими соседями в каком-то взаимовыгодном положении.
См. видео http://www.vestikavkaza.ru/video/?ID=45588
14700 просмотров
Поделиться:
реклама