Вестник Кавказа

АЗЕРБАЙДЖАН ЗАНИМАЕТ ОСОБОЕ МЕСТО НА ЮЖНОМ КАВКАЗЕ В ПОЛИТИКЕ ЛЮБОЙ СТРАНЫ

Олег Кушаты

- Василий Николаевич, у России с каждой страной Южного Кавказа складываются особенные отношения. Хочу вас спросить как недавнего посла в Азербайджане, в чем особенность отношений Москвы и Баку?

- На этот вопрос можно ответить простой констатацией факта. Самой крупной страной Южного Кавказа является Азербайджан. С точки зрения и экономической, и демографической, и даже географической. Поэтому Азербайджан занимает особое место в политике на Южном Кавказе любой страны, и Россия здесь исключением быть не может.

- Но все же есть в Баку политологи, которые полагают, что Москва противопоставляет лезгинское и талышское движения интересам государства.

- Я бы назвал это фобиями некоторых журналистов и политологов. Поработав Азербайджане я понял, что основы ни для талышского, ни для лезгинского движений в этом смысле нет. Есть люди, которые заявляют о сложностях талышского и лезгинского народов, но у каждого народа есть сложности. Если речь идет о не титульной нации, то сложности неизбежны. Это не означает, что у талышского и лезгинского народов решены все проблемы, но они решаются. Как решаются и проблемы азербайджанцев. Правительство Азербайджана старается проводить взвешенную политику во всех регионах страны, особенно в национальных регионах.
Усматривать в проблемах на территории, заселенной лезгинами, след России - попытка объяснить появление любой проблемы внешней силой. В других странах такое тоже существует, там пытаются объяснить, что все проблемы, появившиеся на ее территории, - из-за рубежа.
Проблемы Азербайджана и Российской Федерации в значительной степени общие. Дестабилизация ситуации в Азербайджане может легко перекинуться на российскую территорию. А дестабилизация в России – на территорию Азербайджана. И это понимают разумные политики по ту и другую сторону границы. Так что пытаться разваливать соседнюю страну даже с точки зрения самосохранения несерьезно.

- В целом Россия и Азербайджан сближаются или, напротив, расходятся по интересам?

- Очевидна тенденция к сближению. Если мы поставим на бумаге две точки – 1992 год и 2009 год – и нарисуем черту, то график покажет тенденцию к значительному сближению. На протяжении этого периода были откаты и приливы, но тенденция очевидна. Когда я завершал миссию посла в Азербайджане, подчеркнул, что мой преемник, уезжая, будет иметь возможность сказать, что за время его пребывания наши отношения улучшились.

- Как вы в целом охарактеризуете российско-южнокавказские отношения, если учесть грузинский кризис, армяно-турецкое сближение?

- Единый подход здесь трудно найти. В отношениях с Азербайджаном тенденция очевидна. Она очевидна и в российско-грузинских отношениях. Да и в российско-армянских отношениях тенденция тоже очевидна – они стабильны. В результате мы не можем найти равнодействующую позицию. Ее нет, и не надо ее пытаться искать, поскольку политика руководства Азербайджана и политика руководства Грузии в отношении России принципиально разная.

- Как вы считаете, Закавказская федерация возможна? Ведь есть сторонники этой идеи.

- Из истории мы знаем, что были две попытки создать Закавказскую федерацию. Обе закончились одинаково. Одна просуществовала несколько дней, другая – несколько лет. Мы можем из этого опыта исходить. Но рано или поздно мы все будем жить в чем-то общем… не могу даже русское слово здесь подобрать…  скорее, английское подходит – entente (буквально - дружеское соглашение между государствами, Прим. ред).

15595 просмотров