Южная Корея становится альтернативой России и Китаю в Центральной Азии?

Южная Корея становится альтернативой России и Китаю в Центральной Азии?

Геополитика и история не позволяют странам Центральной Азии избежать китайского и российского влияния. Тем не менее либеральный азиатский экономический центр, Южная Корея, становится все более активным игроком в регионе, пишет Emerging Europe в материале South Korea is becoming a real alternative to Russia and China in Central Asia. Без особой суеты и при незначительном освещении в СМИ Южная Корея в последние годы стала одним из крупнейших торговых партнеров двух центральноазиатских республик - Казахстана и Узбекистана.

По данным Министерства иностранных дел Республики Корея, в то время как Польша остается ее крупнейшим партнером среди развивающихся страна Европы и Центральной Азии (с объемом торговли $4,33 млрд в 2018 году), на втором месте находятся Казахстан, а на третьем - Узбекистан. Разрыв между этими странами и Польшей совсем небольшой. Казахстанская и узбекистанская экономики гораздо меньше, чем польская, но в 2019 году торговля Южной Кореи с Казахстаном достигла $4,22 млрд, а с Узбекистаном - $2,36 млрд, опередив такие крупные экономики, как Норвегия, Новая Зеландия и Турция.

Экономические отношения Южной Кореи с большей частью развивающихся стран Европы и Центральной Азии в значительной степени основаны на экспорте, а Казахстан является важным энергетическим партнером, экспортировавшим в Южную Корею товары и ресурсы на сумму $1,56 млрд в 2019 году.  Что касается прямых иностранных инвестиций (ПИИ) из Южной Кореи, Казахстан и Узбекистан опережают любую европейскую страну с формирующимся рынком: в 2020 году прямые иностранные инвестиции в двух государствах Центральной Азии превысили $7 млрд. Однако, несмотря на достаточно серьезные цифры, Южная Корея еще не приблизилась к уровню китайских инвестиций в две страны, занимающие ключевые места в рамках инициативы ”Один пояс - один путь”. Казахстан остается четвертым по величине направлением ПИИ Китая в Азии и Океании после Австралии, Сингапура и Индонезии, опережая Малайзию.

Непринятие Китая

Китай стремится расширить свое экономическое присутствие в регионе, но не везде ему отвечают взаимностью. Согласно исследованию, проведенному в 2020 году институтом ”Центрально-Азиатский барометр”, жители Центральной Азии все больше обеспокоены присутствием Китая в регионе. В Казахстане и Киргизии, где напряженность в отношении китайских инвесторов нарастала в течение некоторого времени, только 7% и 9% респондентов соответственно выразили ”решительную поддержку” китайским энергетическим и инфраструктурным проектам в своих странах.

В Узбекистане, который, в отличие от Казахстана и Киргизии, не граничит напрямую с Китаем, местные жители с несколько большим энтузиазмом относятся к китайским инвестициям, но даже там есть скептицизм. В 2019 году 65% узбекистанцев выразили решительную поддержку китайским инвестициям, а уже в 2020 - только 48%. Аналогичным образом, в 2019 году 69% казахстанцев сообщили, что ”очень обеспокоены” китайскими закупками земли в их стране , в 2020 году обеспокоенных стало больше - 75%. В Узбекистане число волнующихся по этому вопросу граждан выросло с 30 до 53%.

Поскольку жители Центральной Азии все чаще подвергают сомнению мотивы, стоящие за расходами Китая в своих странах, у Южной Кореи появилась возможность укрепить свои позиции и влияние в регионе.

На фоне значительного потенциала для дальнейшего роста сотрудничества, интерес Южной Кореи к Центральной Азии неуклонно рос на протяжении последнего десятилетия, во многом благодаря ее инициативе "Новой Азии", направленной на усиление влияния страны в международной политике за счет лидерства среди сравнительно меньших по размеру стран преимущественно в Юго-Восточной и Центральной Азии.

Отношения страны с государствами Юго-Восточной Азии, входящими в АСЕАН, которые имеют гораздо большую совокупную численность населения и более развитую транспортную связь с Сеулом, экономически более значимые, чем с Центральной Азией. Тем не менее эти отношения пример того, каким может быть сотрудничество между Южной Кореей и Центральной Азией в ближайшем будущем.

Корё-сарам

Среди уникальных факторов, которые часто рассматриваются как благоприятные для развития более глубоких отношений между Центральной Азией и Южной Кореей, называют присутствие в регионе этнической корейской общины, известной как корё-сарам. Группа населяет Среднюю Азию с 1920-х годов, когда Сталин депортировал десятки тысяч этнических корейцев, проживавших на границе с Корейским полуостровом. Сегодня почти 180 тыс. корейцев корё-сарам проживают в Узбекистане и более 100 тыс. - в Казахстане.

Д-р Бён Вон Мин, профессор международных отношений Женского университета Ихва в Сеуле, специализирующийся на внешней политике Восточной Азии, сказал Emerging Europe, что ”Южная Корея могла бы воспользоваться растущими и оправданными опасениями Центральной Азии в отношении Китая. Национальная идентичность может стать мощным инструментом в международных отношениях, поэтому корейская община корё-сарам может сыграть роль посредника в дальнейшем сотрудничестве. Однако для того, чтобы подобное сотрудничество стало реальностью, странам Центральной Азии также необходимо проявить активность, поскольку инициатива не может исходить исключительно от Южной Кореи”. Кроме того, Казахстан был важным партнером в усилиях Южной Кореи по достижению ядерного разоружения на Корейском полуострове, делясь своим собственным опытом денуклеаризации, приобретенным в 1990-х годах.

В ноябре 2020 года посольство Республики Корея в Нур-Султане организовало веб-семинар, посвященный подходу Казахстана к добровольной утилизации 1410 ядерных боеголовок, оставшихся со времен Советского Союза. Вебинар состоялся накануне 13-го Форума сотрудничества ”Центральная Азия - Южная Корея” в Сеуле, на котором министр иностранных дел Южной Кореи Кан Кён Хва встретился с главами министерств иностранных дел всех пяти государств Центральной Азии, включая министра иностранных дел Казахстана Мухтара Тлеуберди. Стороны обсудили последствия и возможности для экономического сотрудничества в контексте пандемии Covid-19, устранение оставшихся барьеров в торговле и повышение качества и конкурентоспособности продукции.

8735 просмотров







Популярные

Не показывать мне больше это
Подпишитесь на наши страницы в социальных сетях, чтобы не пропустить самое интересное!