Правовая система Азербайджана: исламские традиции, европейский путь

Правовая система Азербайджана: исламские традиции, европейский путь

Сегодня весь мир переживет религиозный ренессанс. После социальных экспериментов XX века религия вновь приходит в политику, становится все более значимым фактором как во внутренней политике стран, так и в международных отношениях. Чаще всего в этой связи в фокусе оказывается политический ислам. В этом нет ничего удивительного, потому что политика лежит в самом основании мусульманской религии. Уже пророк Мухаммед одним из важных кирпичиков в фундамент ислама заложил политическую философию.

Это было велением времени и обстоятельств Аравии VII века с ее политической раздробленностью. Проповедуя ислам как истинное единобожие, имея целью просвещение и сообщение арабам Откровения, исправление и улучшение нравов, Мухаммед, возглавив умму (общину) не мог не стать политическим лидером. Такая же судьба была и у первых халифов: будучи в первую очередь духовными лидерами, оставаться военачальниками и политиками.

С течением времени и позднейшими наслоениями ислам стал использоваться политиками совсем не так, как это делали первые лидеры уммы. Как и в случае с христианством, ислам все чаще используют в качестве обоснования тех или иных притязаний на власть, злодейств и угнетения слабых. При этом чаще всего такие "импровизаторы" апеллируют к мусульманскому праву.

Говоря о мусульманском праве, обыкновенно используют два термина: шариат и фикх. Если первый является скорее источником общих предписаний, пути спасения, выведенных из Корана и Сунны, то фикх – результат (и сам процесс) выведения более конкретных предписаний, касающихся, в основном, внешнего поведения. Таким образом, фикх имеет более конкретное воздействие на повседневную жизнь мусульманина. Однако, говоря о мусульманском праве и возможности его имплементации в современное светское общество и государство, обычно упоминают шариат, как неизменный источник, авторитетный для любого мусульманина.

При этом в среде светских ученых до сих пор нет единого мнения о том, считать ли шариат именно мусульманским правом, или же сводом религиозных норм, не могущих притязать на место юридических в государственной системе.

В странах с преобладающим мусульманским населением нормы шариата так или иначе вписаны в законодательство, а иногда и прямо провозглашаются источником последнего. В таких двуконфессиональных странах как Албания или Босния и Герцеговина периодически понимается вопрос об инкорпорации отдельных норм шариата в законодательство. Мусульманские же правоведы открыто говорят о шариате в качестве источника права как о главном признаке "исламской власти".

Даже в такой светской стране как Россия (четверть атеистов и не исповедующих никакой религии) есть подобный пример. В татарстанском республиканском законе о свободе совести упоминается вакуфное имущество (имущество, переданное на религиозные или благотворительные цели). Однако на сегодняшний день это единственный пример прямого включения нормы шариата в российское законодательство.

Важность шариата для мусульман в решении повседневных вопросов подтверждают и опросы. Так, результаты исследования Pew Research Center в 39 странах Европы, Азии, Ближнего Востока и Африки показали, что более половины мусульман во всем мире выступает за применение законов шариата в странах, где они проживают. Однако данные сильно разнятся от страны к стране: от 99% одобрения в Афганистане до всего 8% в Азербайджане.

При этом в обществах с уже действующими шариатскими судами одобрение больше вызывает их работа в сфере семейного права, нежели при рассмотрении уголовных дел. Телесные наказания и казнь за вероотступничество поддержали лишь пакистанские и афганские верующие.

Учитывая эти настроения, а также принимая во внимание общую политизацию мусульман во всем мире, не должен вызывать удивления постепенный дрейф законодательства в странах, населенных мусульманами, пусть даже формально светских, в сторону исламских норм и предписаний. В радикальном варианте предполагается слом светского основания и построение правовой системы на основе шариата. Умеренный - предлагает включить отдельные нормы шариата в семейное, наследственное, финансовое право и, особенно, в системе исламского арбитража, не посягая при этом на фундамент – верховенство светского права.

Наиболее резонансным конфликтом между шариатом и большинством светских правовых систем стал вопрос о многоженстве. Пока единственной западной страной, решившейся на правовой эксперимент по легализации полигамии, остается Голландия. При этом и здесь институт сожительства samenwonen (по сути – многоженство) не приравнивается ни к официальному браку trouwen, ни к гражданскому партнерству geregistreerd partnerschap. Общее же мнение юристов, социологов и психологов склоняется к тому, что разрешение многоженства ведет к росту насильственных преступлений среди молодых мужчин и усилению гендерной дискриминации, угнетению творческих сил женщины.

Что же касается исламского мира, то здесь одними из последних бастионов светскости остаются пока Турция, Азербайджан и некоторые постсоветские республики Средней Азии. И если Анкара за последнее десятилетие значительно отошла от заветов основателя светской Турции – Ататюрка, то на берегах Каспия светский характер власти незыблем, а ислам существует лишь как культурная и моральная система координат.

В период после распада Советского Союза и прекращения активной фазы боевых действий в Азербайджане наступил своеобразный религиозный ренессанс: резко возросло число зарегистрированных религиозных общин, духовные лидеры стали пользоваться большим авторитетом в обществе. При этом публичная религиозная активность осталась достаточно низкой – на уровне западноевропейских стран. Т.е. сделав большой шаг навстречу верующим, общество оставалось светским по своей природе.

Сегодня в Азербайджане действует Государственный комитет по работе с религиозными организациями, который не только регистрирует религиозные общины и пресекает попытки экстремистов укрепиться в Азербайджане, но и следит за соблюдение равноправного существования в стране различных религиозных конфессий, соблюдением прав как верующих, так и атеистов.

Комитет наделен достаточно широкими полномочиями и осуществляет не только надзорные и аналитические, но и просветительскую функции. Так, с 2018 года под его эгидой создан Азербайджанский институт теологии, выделившийся из БГУ. Молодой вуз занимается преподаванием и изучением исламоведения и религиоведения. Сегодня именно здесь вырабатываются методологические и научные основы религиозной политики страны.

Законодательство Азербайджанской республики носит выраженный светский характер, в котором утвержден примат прав человека и гендерного равноправия. Многоженство запрещено больше века назад, традиция süd pulu (азербайджанский вариант калыма) носит чисто символический характер и также уходит в прошлое, Азербайджан присоединился к Конвенции ООН о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин.

Правда, в феврале текущего года Госагентство по развитию малого и среднего бизнеса объявило о готовности платформы о запуске системы исламского банкинга в Азербайджане для привлечения финансовых инвестиций в страну. Это уже вторая попытка запуска банковского дела без рибба (запрещенный в исламе ростовщический процент): департамент исламского банкинга в Международном банке Азербайджана (МБА) закрылся в 2015 году). Не отрицая возможных финансовых выгод запуска системы, необходимо помнить и об опасности: банкиры, занимающиеся исламским банкингом вынуждены согласовывать свои действия на предмет соответствия шариату с улемами, что неизбежно ведет к возрастанию влияния ислама на финансовую систему страны и может угрожать стабильности и суверенитету в дальнейшем.

Не порывая с многовековыми религиозными традициями и сохраняя лучшее из традиционного ислама, Азербайджан стал современной демократией постсоветского типа и устремлен в будущее в своем развитии. Религия, по большей части, остается частным делом индивида и не влияет напрямую государственное строительство, что резко отличает Азербайджан от большинства мусульманских стран мира.

Мнение о том, что ислам, сыграв положительную роль в деле объединения арабских племен и возрастания нравственности людей в первые века своего существования, стал в дальнейшем тормозом развития мусульманских стран, широко распространилось уже в первой половине XIX в. (в том числе в среде мусульманских богословов, вспомним Джамаль ад-Дина аль-Афгани). И здесь Азербайджан несомненно выбирает поступательное движение вперед по западному образцу, оставив за религией место лишь в духовной сфере. Это касается как политики и образования, так и правовой системы. Некоторые современные исследователи предлагают подстраивать не правовые системы под нормы шариата, а шариат реформировать с учетом требований прогресса и общества XXI века (например, суданский богослов А. Ахмед Ан-Наим).

Азербайджан не допускает таких репрессий и, по всем признакам, выбрал европейский секулярный путь развития. Таким образом, решающий выбор молодое Азербайджанское государство уже сделало и по праву входит в число прогрессивных светских стран европейского типа.

5975 просмотров



Вестник Кавказа

в Telegram

Подписаться



Популярные

Не показывать мне больше это
Подпишитесь на наши страницы в социальных сетях, чтобы не пропустить самое интересное!