Германии больше нужен Китай, чем Европа

Германии больше нужен Китай, чем Европа

Отчаянные времена требуют отчаянных мер. Мир столкнулся с кризисом коронавира, и Германия - не исключение. Еще до пандемии экономика ФРГ шла к умеренной рецессии, но как только вирус распространился по Китаю, немецкие производители получили удар по цепочкам поставок. Spectator в материале Does Germany need China more than Europe? пишет, что ранний шок предложения, вызванный сокращением производственных мощностей в Китае, вновь выявил зависимость Германии от торговых отношений с экономическим гигантом на востоке.

Уже много лет Германия опирается на Китай как на недорого поставщика. Кроме того, ФРГ нуждается в китайских рынках для своего экспорта. После финансового кризиса 2008 года, в результате которого пострадала большая часть Европы, Германия оставалась на плаву практически без потерь за счет своей сильной экспортно-ориентированной экономики и частично благодаря Китаю. Германию не тревожили геоэкономические достижения Пекина. Ее мало интересовали форум 16+1 со странами Центральной и Восточной Европы, запущенный в 2012 году, инициатива ”Один пояс - один путь”, начатая в 2013 году, и стратегия ”Сделано в Китае до 2025 года”, направленная на расширение китайского доминирования в секторе новых технологиях.

Но когда в 2016 году китайская Midea Group приобрела немецкую компанию Kuka - восходящую звезду среди производителей робототехники - правительство Ангелы Меркель было застигнуто врасплох. Всего через несколько месяцев после того, как Kuka попала в руки китайской компании, производитель микросхем Aixtron избежал той же участи только потому, что министерство экономики Германии отозвало свое первоначальное одобрение поглощения. Эти два события заставили правительство Германии обновить свои положения об иностранных инвестициях, уделяя особое внимание Китаю. Но экономический шок от коронавируса снова изменил динамику.

Правительственные чиновники в Берлине вновь обсуждают, как они могут защитить главные промышленные ценности страны от враждебных поглощений, учитывая, что большинство из них недооценены на фондовом рынке. Фирмы становятся потенциально уязвимыми для внешних инвесторов, если хотя бы несколько нервных акционеров намереваются бежать с корабля. Естественно, Китай и его компании считаются заинтересованными покупателями. В течение года инвестиции из Китая в 28 стран-членов ЕС сократились примерно на треть, но тенденция может быстро измениться, когда Пекин увидит достаточно преимуществ в покупке новых компаний, особенно если Китай, где наконец снимаются ограничения по коронавирусу, первым оправится от экономического шока, вызванного болезнью.

Публично Берлин выступает против ”дипломатии в масках”, проводимой Си Цзиньпином с начала вспышки коронавируса в Европе, осуждая попытки использовать кризис политически или экономически. Но высокопоставленные чиновники признают, что германская экономика нуждается в Китае так же, как это было после 2008 года, или даже больше. Германия имеет самый высокий коэффициент экспорта среди G20 - около 47% своего ВВП. Шок спроса в мировом масштабе ставит многих производителей в трудное положение. Поскольку Китай восстанавливается после пандемии быстрее, чем остальной мир, Германия может в конечном итоге привязаться к экономическому гиганту сильнее, чем до кризиса.

Крупные немецкие автомобилестроители, Volkswagen, Daimler и BMW, которые получают примерно треть своей прибыли в Китае, могут стать толчком для будущего продвижения на восток. В 2019 году экспорт немецких автомобилей в Китай увеличился, несмотря на сокращение числа новых регистраций, примерно на 10% процентов. Герберт Дисс, гендиректор Volkswagen, стал первым высокопоставленным бизнес-лидером, который публично выразил мнение многих в его и других отраслях: нам нужен Китай и его рынок, чтобы выйти из этого кризиса. Volkswagen и BMW остаются оптимистичными в своих перспективах, обещая акционерам выплатить существенные дивиденды, несмотря на нынешние потрясения. Такой оптимизм проистекает из доверия к Китаю и к Меркель.

После того, как год назад Европа дала Пекину отпор, кульминацией которого стало провозглашение Китая ”системным соперником”, канцлер Германии начала тормозить любые дополнительные усилия по борьбе с Китаем. Задолго до кризиса канцелярия уже беспокоилась о том, что дальнейший отпор может привести к тому, что Германии придется платить по счетам. Берлин все больше недоволен своими европейскими партнерами, поскольку ему приходится нести Брюссель на своих плечах. Нынешние дебаты, в которых участвуют страны еврозоны, о ”коронабондах”, коллективных долгах в форме облигаций,  могут оттолкнуть Германию от ее давних партнеров на континенте.

Отчаянные времена могут побудить Меркель к заключению нового союза с Си и признанию того, что Германия не сможет выжить без китайского рынка и финансовой огневой мощи. При этом канцлер знает, что Пекин не стесняется использовать такую зависимость для достижения своих геоэкономических целей. Но для будущего процветания Германии, возможно, придется развернуться на восток.

12940 просмотров






Популярные

Не показывать мне больше это
Подпишитесь на наши страницы в социальных сетях, чтобы не пропустить самое интересное!