Что на самом деле могли обсуждать Путин и Алиев?

Что на самом деле могли обсуждать Путин и Алиев?

Президент Азербайджана встретился с российским лидером. Почему о визите Ильхама Алиева стало известно лишь накануне, и что важного они могли обсуждать с Владимиром Путиным?

Действительно, о визите Ильхама Алиева в Москву СМИ сообщили лишь за день до его поездки. И этот нюанс как будто бы говорит, что встреча с Путиным – срочная и внеплановая. Но в чем же срочность? Опять Нагорный Карабах? В общем-то, да. Те, кто следили за событиями на Южным Кавказе в последний месяц, знают, что между Азербайджаном и Арменией в июле выросла напряженность. Например, 19 июля ВС Армении нанесли удары по азербайджанской версии Калининграда – Нахчывану. Масштабная война между двумя республиками закончилась еще в ноябре прошлого года, но из-за того, что Азербайджан освободил оккупированные районы, границы теперь выстраиваются заново. Это создает споры, приводит к новым конфликтам.

Кстати говоря, прилетавший в Москву 7 июля премьер Армении Никол Пашинян жаловался, что ситуация на границе очень нестабильная. Как известно, Москва стала гарантом подписания последнего перемирия между Баку и Ереваном. Поэтому было бы логично, если бы каждая из сторон в случае конфликта апеллировала к Путину. Из этого вырисовывается такая картина: на границе с Арменией неспокойно – Алиев совершает рабочий визит в Москву. Если лидер страны ОДКБ Пашинян видится с Путиным, чтобы попросить его о поддержке, то у азербайджанского лидера другие мотивы. Баку защита не требуется. Алиев рассчитывает на то, что Кремль сможет повлиять на Ереван, чтобы добиться от него исполнения условий трехстороннего Заявления от 9 ноября 2020 года, подписанного лидерами России, Азербайджана и Армении по итогам войны.

Согласно условиям этого меморандума, Азербайджан должен был предоставить армянам Нагорного Карабаха беспрепятственный доступ на территорию Армении, и Алиев это сделал. Лачинский коридор работает. А вот другой пункт – о создании коридора между Азербайджаном и его эксклавом Нахчываном – так и не реализован. Руководство в Ереване торпедирует этот момент, вредя не только своему соседу Азербайджану и его союзнику Турции, но и собственному союзнику, ведь открытие этого коридора дает России новые пути торговли с Турцией в обход прозападной Грузии.

Возвращаясь к переговорам Путина и Алиева, надо понимать, что в таких встречах главные обсуждения всегда остаются за кадром. Но и на камеры произносятся важные слова. Например, Путин благодарит Алиева за "компромиссные решения". "Хочу Вас поблагодарить за то, что находятся и компромиссные решения. Они всегда самые сложные, но если мы хотим — а мы все хотим — урегулирования, то мы должны идти по этому пути. До сих пор нам удавалось это делать",— говорит российский президент.

Здесь неясно, идет ли речь о старых решениях, например о прекращении боев осенью 2020 года, или на повестке какие-то новые? В чем же компромисс? С другой стороны, мы также не знаем, поднимал ли Алиев на встрече с Путиным вопрос о сроках пребывания миротворческих сил России в Нагорном Карабахе. По договору от ноября 2020 года миротворцы будут находиться там пять лет с возможностью продления мандата, если Баку или Ереван не будут против. Ереван такая ситуация устраивает, ибо карабахские армяне могут продолжать отказываться от реинтеграции в общество Азербайджана, оставаясь на том небольшом клочке территории, что входит в зону ответственности российских миротворцев.

Что касается Баку, то Алиев четко сказал, что никакого статуса у этих территорий не будет, а это значит, что Азербайджан должен иметь не только юридический, но и фактический контроль в этих районах, с возможностью размещать там свою полицию, административные здания, вешать азербайджанский флаг, собирать налоги, вводить в оборот манат и возвращать население в Ханкенди и Ходжалы. Судя по улыбкам на лицах Путина и Алиева во время открытой части встречи, эти тонкости пока что их не беспокоят. В следующие пять лет и Баку, и Еревану, и Москве есть чем заняться: Алиев будет обустраивать деоккупированные земли, Пашинян – пытаться обменять диверсантов на карты минных полей, а Путин – стараться, чтобы две союзные страны не вступили в новую военную конфронтацию.

Наряду с гарантией перемирия перед Россией в регионе стоит еще одна важная задача: не допустить того, чтобы страны НАТО и ЕС перехватили инициативу. Такие попытки уже делаются. Например, президент Евросовета Шарль Мишель во время своей недавней поездки в три страны Закавказья заявил о стремлении Европы участвовать в нагорно-карабахском урегулировании. Находясь в Ереване, он активно педалировал тему "статуса Нагорного Карабаха".

"Должна быть возможность мирных переговоров, рассмотрения вопроса статуса", - говорил Мишель.

В Кремле хоть и не отвергают с порога эту идею, но на данном этапе не ставят ее во главу угла. Опыт последних 30 лет показал, что участие Франции и США никак не продвинуло решение конфликта, а сейчас Запад своими предложениями по статусу, который как тема урегулирования неактуален для Азербайджана, лишь усугубляет ситуацию.  

11690 просмотров




Вестник Кавказа

в YouTube

Подписаться



Популярные

Не показывать мне больше это
Подпишитесь на наши страницы в социальных сетях, чтобы не пропустить самое интересное!