Jamestown Foundation подводит итоги года для Азербайджана

Jamestown Foundation подводит итоги года для Азербайджана

В минувшем году в Азербайджане произошло несколько важных событий - как внутриполитических, так и внешнеполитических, и иногда они были взаимосвязаны. Главным трендом стала оптимизация Баку своей сбалансированной внешней политики. Jamestown Foundation в материале A Year in Review: Azerbaijan Optimizes Its Balanced Foreign Policy in 2018 пишет, строгое соблюдение Азербайджаном взвешенной внешней политики становится заметно более гибким.

Политически 2018 год начался с объявления о досрочных президентских выборах, которые были назначены на март, почти одновременно с выборами в России и Армении. Решение было оправдано как попытка активно противодействовать потенциальным внешним рискам и угрозам внутриполитическому процессу в Азербайджане (см. EDM, 14 февраля 2018). Дальнейшее развитие событий подтвердило резонность этого аргумента. Во-первых, в свете так называемой ”бархатной революции” в Армении весной прошлого года было правильнее всего поддерживать политическую стабильность в Азербайджане. Во-вторых, серия инцидентов сотрясла второй по величине азербайджанский город Гянджа, расположенный недалеко от зоны карабахского конфликта и маршрутов стратегического нефтепровода Баку-Тбилиси-Джейхан (БТД) и Южно-Кавказского трубопровода, по которому осуществляются поставки газа. Эти инциденты рассматривались правоохранительными органами как террористические акты, и подозреваемые, по сообщениям, были связаны с представителями зарубежных стран.

После президентских выборов нескольких азербайджанских министров и высокопоставленных чиновников сменили относительно молодые чиновники. Эти события можно описать как относительное омоложение элиты. По словам президента Ильхама Алиева, цель новых назначений и кадровых реорганизаций состоит в том, чтобы улучшить функционирование правительства и содействовать эффективному осуществлению политики и задач государства. В своем недавнем обращении глава Азербайджана также объявил о структурных правительственных реформах, который последуют за кадровыми изменениями, и назвал существующую структуру ”устаревшей” (President.az, 11 января 2019 года).

С экономической точки зрения, в 2018 году реализовывалось немало значительных транснациональных проектов, направленных на усиление экономической мощи страны и, следовательно, политического веса на международном уровне. Во-первых, проект Трансанатолийского трубопровода (TANAP) был запущен в рамках ”Южного газового коридора” для доставки природного газа из Каспийского моря в Европу. Во-вторых, Государственная нефтяная компания Азербайджанской Республики (ГНКАР) ввела в эксплуатацию многомиллиардный нефтеперерабатывающий завод Star в Турции. В-третьих, Азербайджан открыл Бакинский международный морской торговый портовый комплекс на Каспии в рамках транспортного коридора Восток-Запад из Китая в Европу. Транспортный коридор Север-Юг, соединяющий Индию с Европой через Азербайджан, находится в стадии разработки (см. EDM, 24 апреля 2017 и 9 ноября 2017; RFE/RL, 10 мая 2018; Azernews, 14 мая 2018).

Транснациональный характер и масштаб этих проектов усиливают различные геополитические интересы, касающиеся Азербайджана. И этот контекст помогает объяснить заявление президента Азербайджана о том, что внешние, а не внутренние риски, скорее всего, будут угрожать стабильности (Azertag, 26 декабря 2018 .

На международной арене Баку по-прежнему привержен поддержанию тесного сотрудничества с трансатлантическим сообществом (см. EDM 18 сентября 2018; President.az, 6 сентября 2018). Действительно, в прошлом году был отмечен прогресс в отношениях с Европейским союзом. В частности, Баку и Брюссель договорились о четырех приоритетах стратегического партнерства для дальнейшего сотрудничества. Спорные темы, такие как позиция ЕС по урегулированию карабахского конфликта, а также вопросы прав человека и демократизации, не определены в документе в качестве приоритетов партнерства (см. EDM, 24 марта 2017Eeas.europa.eu, 11 июля 2018).

Россия поддерживает активную официальную и публичную дипломатию с Азербайджаном. Двусторонние отношения, похоже, значительно потеплели, поскольку президенты двух стран встречались шесть раз в 2018 году, включая два официальных взаимных визита (см. EDM 18 сентября, 24 октября 2018). Двусторонние экономические и торговые связи также укрепляются. Десятикратное увеличение объемов транзита в Россию и из России через Азербайджан в прошлом году - только один пример подобного сотрудничества (Abc.az, 26 декабря 2018).

Отношения с Ираном также развивались в течение 2018 года. В частности, Баку и Тегеран договорились о совместной разработке спорных морских энергетических месторождений в Каспийском море, и в настоящее время реализуется ряд совместных экономических и коммерческих проектов (см. EDM 5 апреля 2018 г). В то же время Азербайджан сумел сохранить партнерские отношения с Израилем, особенно в сфере закупок оружия (см. EDM, 14, 19 июня 2018 г).

В прошлом году Азербайджан, Россия, Казахстан, Иран и Туркменистан подписали Конвенцию о правовом статусе Каспийского моря (см. EDM, 12, 26 сентября 2018 г). Хотя серьезные вопросы, такие как делимитация морского дна, спорные морские энергетические месторождения и строительство подводных трубопроводов еще не решены, договор удовлетворил интересы сторон, а иностранным военным был запрещен доступ в море (The Russia File 5 сентября 2018.)

Урегулирование карабахского конфликта остается главным приоритетом Азербайджана. ”Баку не хочет сохранения статуса-кво, но, к сожалению, статус-кво - это то, чего, по моему мнению, хочет новое руководство Армении”, - считает аналитик по Южному Кавказу Томас де Ваал (Caucasus Watch, 11 января 2019). В настоящее время Азербайджан практикует ”стратегическое терпение” в отношении Армении и ее революционного лидера Никола Пашиняна (Азертадж, 22, 26 декабря 2018). В риторике также наблюдается заметная оттепель. Более того, Азербайджан начал замену армейских подразделений пограничными войсками вдоль своей официальной государственной границы с Арменией (Report.az, 14 декабря 2018). Количество столкновений между армянскими и азербайджанскими силами, размещенными на линии соприкосновения вокруг Карабаха, также значительно сократились в последние месяцы, и не было зафиксировано никаких серьезных нарушений режима прекращения огня. Помимо этого, обе стороны создали официальные каналы связи для предотвращения будущих вооруженных инцидентов (Armenpress.am, 6 ноября 2018).

Подход Азербайджана способствует созданию более спокойной внутренней обстановки, в которой новое правительство Армении может либо преуспеть, либо потерпеть неудачу. С точки зрения Баку, любой из этих результатов, вероятно, будет способствовать изменению отношения Армении, а также восприятия карабахского конфликта и его последствий (см. EDM 14 июня 2018; Creergeneva.org 14 октября 2018). В то же время более активные двусторонние переговоры должны ограничивать возможности третьих сторон манипулировать конфликтом и связанной с ним враждебностью между двумя соседними странами. Таким образом, именно это стало наиболее заметным элементом оптимизации Азербайджаном своей традиционной сбалансированной внешней политики, которая формируется новыми обстоятельствами и реалиями в регионе и за его пределами.

9120 просмотров



Вестник Кавказа

в Instagram

Подписаться



Популярные

Не показывать мне больше это
Подпишитесь на наши страницы в социальных сетях, чтобы не пропустить самое интересное!