Армения: неспокойный 2016 год

Армения: неспокойный 2016 год

Уходящий год выдался сложным, стрессовым и полным трагических событий для всего мира. На фоне кровопролитных сражений в Сирии и Ираке,  прокатившейся по Европе и Турции волны терактов, резонансного убийства российского посла в Анкаре и крушения направлявшегося в Сирию российского Ту-154, политические события на Южном Кавказе ушли на дальний план.

Между тем, еще в апреле этого года два государства этого неспокойного региона, Армения и Азербайджан, попали на передовые полосы ведущих мировых СМИ. Ведь, как это обычно бывает, политики, эксперты и журналисты крупных держав вспоминают тот или иной регион только после того, как там «рванет». Так было с Афганистаном, пока не случился Ирак. Так было с Ираком, пока не случилась арабская весна. Так было с Украиной, пока не достигла пика война в Сирии. 

В апреле 2016 года рвануло в Карабахе.  К счастью для армянского и азербайджанского народов, да и для России, вспыхнувший было пожар смогли быстро затушить – и Москва в очередной раз продемонстрировала, что является единственным игроком, имеющим возможности влиять на обе стороны нагорно-карабахского конфликта. Именно в российской столице главы генштабов Армении и Азербайджана обговаривали условия прекращения огня. Четырехдневные боестолкновения между армянами и азербайджанцами стоили сотни жизней обеим сторонам. В результате Азербайджан отбил у армян несколько стратегических высот и, по различным оценкам,  от 8 (армянские данные) до 20 (азербайджанские данные) квадратных километров земли. «Линия Оганяна» была прорвана азербайджанцами, а впоследствии был уволен и сам Оганян. 

Была надежда, что после апреля международное сообщество активнее займется разрешением конфликта, но мирный процесс с тех пор не сдвинулся ни на йоту. На совете глав МИД ОБСЕ в Гамбурге посредники даже не смогли добиться встречи министров Мамедъярова и Налбандяна. Вероятно, приоритеты у мировых держав сегодня иные: в Сирии и Ираке каждый день в боях и под бомбами гибнет примерно столько же людей, сколько в ходе четырехдневных боев между Арменией и Азербайджаном. Да и геополитическая борьба там идет не на жизнь, а на смерть, в то время как с Южного Кавказа Запад пока что ушел. Однако есть и другая правда: войну легче предотвратить заранее, чем остановить после того, как она разрослась до масштаба сирийской. Но и об этом вспоминают, как правило, лишь тогда, когда боевые действия уже идут полным ходом. Порой кажется, что кризисные менеджеры планеты руководствуются логикой «не откладывай на завтра то, что можешь сделать послезавтра». 

Между тем, Армения сильно изменилась после апреля. Как только умолкли пушки в Карабахе, почти в полном составе сменилось армянское военное руководство – замминистра обороны Мирзабекян, начальник войск связи Мурадян, начальник военной разведки Карапетян были уволены. В сентябре в отставку был отправлен и министр обороны Сейран Оганян. Возможно, в этом кадровом решении сыграли роль не столько неудачи на карабахском фронте, сколько внутри- и внешнеполитические мотивы. О том, что Сейран Оганян вернется в политику, в Армении в последнее время поговаривают все чаще. С тех пор армянская армия получила новые вооружения в рамках льготного кредита от России. На военный парад в Ереване российскими военными были выкачены «Искандеры» - правда, до сих пор никто не внес ясность в вопрос, российские они или армянские. В любом случае, использование их в карабахской войне крайне маловероятно – если, конечно, новая война не будет вестись на полное взаимное уничтожение. 

Определенные надежды в армянском обществе вызвало назначение в сентябре премьер-министром страны Карена Карапетяна – эдакого беспартийного технократа из «Газпрома», призванного исправить все чаще дающую сбои государственную машину. Кредит доверия к новым людям во власти был настолько велик, что новому министру здравоохранения из команды Карапетяна Левону Алтуняну граждане даже готовы были простить его плохой армянский – лишь бы работал хорошо. Сможет ли Карен Карапетян и его команда изменить систему, частью которой они стали, вопрос открытый, судить еще слишком рано. Но вот беспартийным Карапетян оставался недолго – уже в конце ноября новоиспеченный премьер-министр заявил о своем намерении вступить в правящую Республиканскую партию Армении (РПА), которая, недолго раздумывая, приняла нового кандидата. Это был далеко не самый популярный шаг премьера, но, вероятно, необходимый по политическим соображениям. Можно предположить, что Карапетян получил от высшего руководства страны карт-бланш на реализацию определенных мер по улучшению социального положения населения, но эти действия должны идти не в его личную политическую копилку, а помогать поднять рейтинг партии. Но не потопит ли подмоченная репутация РПА самого Карапетяна? К примеру, будучи премьер-министром от РПА он уже непосредственно отвечает за принятую совсем недавно, крайне непопулярную меру – удержание 1000 драм из зарплаты граждан в счет выплаты компенсаций помощи раненым солдатам или же семьям убитых солдат. Этот закон вызвал возмущение очень многих граждан – и дело тут не в отсутствии патриотизма у армян. Проблема кроется в полном неверии в то, что и эти деньги не будут проедены коррумпированными чиновниками. К тому же, негативным опытом является абсолютно непрозрачная деятельность уже существующего аналогичного фонда помощи армии «Мартик». 

В Армении наступила пора предвыборных интриг. О своем возвращении в армянскую политику заявил олигарх Гагик Царукян, которого президент Серж Саргян еще в феврале 2015 года назвал «силой зла». Председатель партии «Процветающая Армения» Наира Зограбян пообещала, что Царукян вернется в политику в качестве оппозиционера, но в народе ей не очень-то верят: не может в армянских политических реалиях олигарх быть оппозиционером. Примечательно также, что Эдуард Шармазанов, вице-спикер армянского парламента от РПА, начал говорить о Царукяне в примирительном тоне. Как, кстати, и о первом президенте Армении Левоне Тер-Петросяне, которого Шармазанов неожиданно для многих назвал «умным и серьезным политическим деятелем». На этом фоне по Еревану поползли слухи, что Царукян и Тер-Петросян окажут на грядущих выборах в армянский парламент неоценимую услугу Саргсяну, раздробив оппозиционный электорат, и позволив, тем самым, сохранить власть Республиканской Партии. 

Есть в республике и несистемная оппозиция, которую не следует сбрасывать со счетов. Вооруженный налет группировки «Сасна Црер» («Сасунские храбрецы») и последующий захват ее членами полка ППС в ереванском квартале Эребуни продемонстрировали опасную тенденцию в армянском обществе, в те дни весьма благосклонно отреагировавшего на действия вооруженных людей - склонность населения оправдывать политический экстремизм в угоду смены непопулярного правительства. Многотысячные митинги в поддержку захватчиков полицейского участка стали тому свидетельством, а депутат от партии «Наследие» Заруи Постанджян до сих пор пытается продвинуть идею конституционного «права на восстание».  Правительство Сержа Саргсяна, вначале сделало ставку на силу и жестоко разогнало стихийный митинг, однако позже решило действовать тоньше и проявило выдержку, фактически взяв захватчиков участка измором. Точечные ранения снайперами, голодный паек, и спустя некоторое время изможденные «Сасунские храбрецы» сами сдались властям. 

Сказать, что 2016 год стал для Армении успешным, было бы преувеличением. Бесспорным плюсом является то, что в стране была сохранена внутренняя стабильность, что оставляет для страны теоретические возможности реформирования и увеличения экономического роста. Однако с ростом в 2016 году не заладилось – вместо ожидаемых 2,2% ВВП страны увеличился всего на 0,5%. Государственный долг страны за это время вырос на 4%, а соотношение суммарного долга страны к ВВП составляет 54%. Это, как уверяют в Минфине Армении, является управляемым уровнем. В России, для сравнения, это соотношение составляет 15,1%, а в Азербайджане – 20,1%, а в Казахстане – 24%. 

Насущные проблемы, стоящие перед страной, не нашли своего решения. Острым вызовом остается демографическая ситуация в Армении, где коэффициент рождаемости составляет 1,6 ребенка – что означает, что население не воспроизводит себя. Другим негативным фактором остается отток трудоспособного молодого населения в другие страны, что также меняет демографическую структуру страны. Согласно данным социологических опросов, порядка 44% опрошенных семей связывает нежелание заводить второго ребенка со сложной социально-экономической обстановкой в стране и планами покинуть родину. В 2016 году численность населения Армении впервые за 40 лет составила менее 3 млн. человек. 

Не нашел своего решения, отвечающего армянским интересам, и вопрос Нагорного Карабаха – армянская дипломатия не смогла приблизиться к заветной цели международного признания Нагорного Карабаха в качестве независимого государства. Ведущие страны мира не намерены менять своей позиции, да и сама Армения, в очередной раз, не решилась пойти на признание «НКР», хотя подобные планы после апреля неоднократно озвучивались. Очевидно, что нельзя требовать от других то, чего не делаешь сам – и в этом смысле армянская дипломатия находится в тупике. 

15940 просмотров



Вестник Кавказа

в YouTube

Подписаться



Популярные

Не показывать мне больше это
Подпишитесь на наши страницы в социальных сетях, чтобы не пропустить самое интересное!