Вестник Кавказа

ГОЛОВЫ СЕВЕРОКАВКАЗСКОГО ДРАКОНА

Алексей Власов
Из Дагестана приходят все новые и новые данные о трагических событиях в городе Буйнакске, где во время нападения на сауну и милицейский пост погибло 11 человек. За несколько дней до этого в Махачкале было совершено несколько нападений на милиционеров, которые, к счастью, не привели к человеческим жертвам. В середине прошлой недели было обезврежено взрывное устройство на железнодорожном полотне дороги «Ростов-Баку». Интенсивность нападений, а самое главное, жестокость бандитов, наталкивает на мысль о наличии тесной взаимосвязи между этими тревожными сообщениями.

Александр Бастрыкин, глава следственного комитета, заявил, что располагает данными о личностях бандитов. Позднее эту информацию подтвердил и «Первый канал». Были названы имена Наби Мигеддинова и Магамеда Гаджимагамедова. Таков информационный фон события, которое, увы, стало только одной из многочисленного ряда громких бандитских акций, осуществленных на территории Дагестана и Ингушетии за последний месяц.

Кроме того, в соседней Чечне, несмотря на грозные заявления Рамзана Кадырова, ситуация остается достаточно сложной. «Главная фигура» северо-кавказской политики испытывает явные сложности с реализацией собственных обещаний внести успокоение не только в самой Чечне, но и за ее пределами, прежде всего, на территории Ингушетии.

В Кремле с большим беспокойством наблюдают за развитием ситуации в северо-кавказских республиках и возлагают надежды на то, что возвращение в большую политику президента Ингушетии Юнус-бека Евкурова сможет, по крайней мере, временно стабилизировать крайне нервную обстановку в Назрани. Хотя понятно, что по состоянию здоровья Евкуров будет вынужден пока что опираться на собственную команду, а его присутствие в президентском кабинете будет носить скорее символический характер. Но в нынешней ситуации в Ингушетии этого уже немало.

Любопытно, что ровно четыре года назад в российских СМИ был опубликован документ, из которого следовало, что ситуация в Дагестане и Ингушетии практически выходит из-под контроля. Главными причинами нестабильности называлась коррупция и крайне сложная социально-экономическая ситуация. Получается, что за четыре года ситуация кардинально не изменилась, поскольку все перечисленные выше проблемы систематически загонялись вовнутрь, а федеральный центр был вынужден мириться с недостаточно эффективным управлением, просто потому что не имел никакой другой внятной стратегии, кроме как опоры на местные кадры. Но в тот момент, когда стало очевидно, что «в товарищах согласия нет», а местные элиты помимо борьбы с бандитами и боевиками не менее охотно конкурировали друг с другом, перечень возможных «инструментов» стал еще более скуден: Рамзан Кадыров, чеченские силовики и «люди длинной воли» в руководстве Ингушетии и Дагестана.

Насколько успешной окажется персонификация северо-кавказаской политики, сказать достаточно трудно. Но, судя по всему, приступать к системному решению накопившихся проблем пока что не с руки. Не сомневаюсь, что рано или поздно бандитов поймают и придадут справедливому суду, вот только клановость и коррупция неизбежно будут приводить к тому, что на месте одной отрубленной головы дракона вырастут несколько новых.
Фото www.russianboston.com/common/arc/?id_cat=2810&id_story_top=168351
19275 просмотров