Вестник Кавказа

ДОБРОВОЛЬНОЕ ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Юрий Крамар, Киев
Иран в западной прессе называют едва ли не концлагерем. Однако читавшие опубликованный в ВК материал «Концлагерь с незапертыми воротами», знают, что покинуть эту страну можно совершенно свободно. Почему же иранцы не бегут в поисках лучшей доли?

Конечно, не в последнюю очередь играет роль и самый обыкновенный патриотизм, основанный, в частности на чувстве эксклюзивной национальной гордости – иранцы гордятся тем, что они не арабы, а персы, имеющие древнюю историю и культуру, восходящую к легендарным ариям. Кроме того, в поисках «свободы, жителям Ирана, особо и деваться некуда. Ведь подавляющая часть исламского мира, считающегося для мусульманина куда более привычной средой, чем либеральный, но чужой Запад, с формальной демократией особо не дружит.

Фактически, единственной мусульманской республикой с меняющими друг друга партиями власти и оппозиции остается Пакистан. Египетский президент занимает свой пост пожизненно – продлевая полномочия на безальтернативном референдуме. Турция это «Иран наоборот», где роль «верховного руководителя» вместо великого аятоллы выполняет подчеркнуто секулярная армия, строго следящая, чтобы к безраздельной власти не пришли политики-исламисты. В Алжире военные вот уже десятки лет запрещают свободные выборы – на которых в противном случае неизбежно победили бы клерикалы. Формально вполне демократический Ливан вот уже 30 лет находится в состоянии гражданской войны. Которая ныне слегка приглушилась лишь благодаря фактической оккупации страны Сирией – где опять же правит диктаторский режим с легким социалистическим оттенком. Об абсолютных монархиях Иордании, Эмиратов, Кувейта и Саудовской Аравии и говорить нечего. Тем более что законы шариата в большинстве этих стран соблюдаются порой строже, чем даже в Иране.

Так что, похоже, среднестатистическому иранцу удобнее жить, все-таки, на своей родине - тем более что и в ней можно увидеть немало положительных сторон. А то, что кажется сторонами отрицательными, при внимательном рассмотрении, имеет множество «смягчающих» моментов.


СЛУХИ ОБ ИРАНСКОЙ ОТСТАЛОСТИ СИЛЬНО ПРЕУВЕЛИЧЕНЫ

Начнем с того, что очень многое из процитированной в предыдущей статье аналитической сводке Би-би-си о «нищенском» уровне жизни в Иране, мягко говоря, не соответствует действительности. Либо же – соответствует ей лишь в сравнении с уровнем жизни «золотого миллиарда», населения развитых стран Запада, Японии и Австралии. Обнаружить нищих в этой средневосточной стране довольно трудная задача. И это несмотря на то, что по воспоминаниям одного западного путешественника, еще в XIX веке страсть иранцев к нищенству была едва ли не национальной чертой характера. «Грань нищеты» тоже весьма условна – заработок неквалифицированного работника (или средняя пенсия) составляет 300-400 долларов в месяц. Но при этом интересно заметить, что оклад учителя начинается от 700 долларов, врача – от 1000, университетского преподавателя – от 1500. А если при этом вспомнить действительные зарплаты бюджетников СНГ вне столичных городов – то сравнение будет отнюдь не в обиду Ирану.

Да, формально валовой внутренний продукт (ВВП) страны составил в 2008 году около 200 млрд долларов – чуть больше, чем 3 тысячи на душу населения. Но это без учета так называемого паритета покупательной способности (ППС) национальных денег, который зависит не только от межбанковского валютного курса, а, прежде всего, от сравнительной стоимости товаров и услуг в тех или иных странах. Например, самый известный и простой способ определения ППС – так называемый «индекс Биг-Мака», учитывающий цену на знаменитый бутерброд в разных землях.

И вот тут-то и начинаются сюрпризы, выставляющие иранский уровень жизни в неожиданно приятном свете. Так, стоимость аренды квартиры даже в престижном районе Тегерана составляет от 100 до 300 долларов в месяц. То есть, ее в принципе, может снимать даже простой работяга, конечно, при условии отказа от многих других радостей жизни. Однако поскольку этого обычно не происходит, трущобы продолжают сохраняться даже в столице. Тем более что в них, кроме «экономных» иранцев, приходится жить и просто беднякам и безработным. Цены на «социальные» сорта хлеба дотируются государством, поэтому на один доллар можно купить чуть ли не несколько килограммов этого основного продукта питания.

Только одно это сразу ставит под сомнение как возможность иранца находиться «на грани голода» – так и идти на воровство не от желания «красивой жизни», а исключительно от нежелания умереть голодной смертью. Если же учесть строгость наказания для местных воров (от плетей, отрубания пальцев, кистей рук и до длительного тюремного заключения), то говорить о «массовом воровстве» как-то нелогично. Что и подтверждается большей частью отзывов как туристов, так и длительно живущих в Иране иностранцев – уличных грабежей почти не наблюдается. Очевидно, вышесказанное не исключает эпизодического хулиганства в «неблагополучных» районах, однако это имеет место едва ли не во всех странах.

Также эпизодично и уличное попрошайничество – тем, кто не может (или не желает) работать, куда проще получать вполне сносное вспомоществование в мечетях. Ведь обязательная милостыня, «закят» (наряду с милостыней добровольной – «садакой») – один из пяти «столпов» мусульманской веры, наряду, скажем, с ежедневной пятикратной молитвой и ежегодным постом. Это если не считать общегосударственное соцобеспечение.

Вот и получается, что с учетом этих факторов, ВВП Ирана по ППС составляет не 200, а целых 800 «с хвостиком» миллиардов долларов - больше 12 тысяч долларов на душу населения. Конечно, Иран это не США, но даже по данным ЦРУ в прошлом году он смог опередить даже «полуевропейскую» Турцию (68 место против 69-го). При этом «режим мулл» оставил далеко позади Китай (105 место), Египет (107 место), Иорданию (112 место), Сирию (115 место), Пакистан (140 место), Азербайджан (83 место), Армению (101 место), Казахстан (75 место) и Украину (97 место).
20810 просмотров