Вестник Кавказа

Турции предстоит сложный год

Алексей Власов
Уважаемые коллеги, я уже выступал на пленарном заседании с общими соображениями по теме Южного Кавказа. Теперь хотелось бы конкретизировать свою позицию по теме армяно-турецкого сближения. Выход Еревана из процесса ратификации протоколов не означает завершение переговорного процесса, но теперь очевидно, что он будет отложен на достаточно длительное время. Я не буду сейчас останавливаться на причинах, которые привели к реализации подобного сценария. Причин достаточно много и большинство из них носит объективный характер. Это из серии про наши желания и наши возможности. Они далеко не во всем и далеко не всегда совпадают. По этому поводу не надо впадать в панику и заявлять, что процесс урегулирования погиб безвозвратно, для такого рода заявлений нет объективных предпосылок.

Безусловно, Турции предстоит очень сложный год. В чем-то ситуация Эрдогана сложнее, чем положение Саргсяна. У армянского лидера есть четкая программа-минимум - официальный Ереван и диаспора не намерены отказываться от политики международного признания и осуждения геноцида армян, никто не сможет вбить клин между Арменией и диаспорой в вопросе признания геноцида - нет различия между мнениями армян Армении и армян диаспоры, есть единый армянский народ, и он будет последовательно бороться за справедливость. Да, это результат давления со стороны диаспоры, но это принципиальная позиция. Ее можно принимать, можно ее отрицать, но она сформирована.

Эрдоган же находится под постоянным давлением со стороны сразу нескольких внешних источников, причем это давление носит разнонаправленный характер. США пытаются сохранить лицо и продавить хоть какой-то видимый результат по протоколам. Внутри страны действия нынешнего руководства подвергаются критике по нескольким направлениям. Сохраняется внутреннее напряжение в отношениях с Баку. Хотя, судя по всему, турецкая сторона пытается в меру возможностей удерживать тему Нагорного Карабаха как одно из ключевых условий нормализации отношений с Ереваном. Судя по заявлениям официальных лиц, Турция по-прежнему считает нагорно-карабахский конфликт одной из проблем тюркского мира – «Анкара знает, чего она хочет на Южном Кавказе: прекращения оккупации, возвращения азербайджанских беженцев на свои земли и стабилизации региона мирным путем». Это одно из последних заявлений.

Однако давление со стороны Вашингтона все более очевидно ставит Анкару в крайне сложное положение. Темпы и формат урегулирования не могут зависеть от желания госдепа, а здесь мы видим предельно концентрированное желание решать все вопросы в рамках заданной схемы. Хотя схематизм в данном случае, это во вред, а не во благо.

Можно полностью согласиться с Давидом Петросяном. В случае провала этого политического проекта США окажутся в весьма непростом положении, так как получается, что они только "мутят воду" в регионе Южного Кавказа и неспособны добиться каких-то реальных результатов. Насколько велико пространство для маневра у нынешнего турецкого руководства? Пожалуй, что оно может быть расширено за счет более тесного сотрудничества с Москвой, тем более что российско-турецкий диалог за последнее время развивается очень динамично. Но все-таки Эрдогану явно необходим пусть небольшой, но успех в реализации внешнеполитических инициатив. Бег по кругу не может продолжаться бесконечно.
18050 просмотров