Туркменистан проявил внезапный интерес к иностранной валюте

Туркменистан проявил внезапный интерес к иностранной валюте

Президент Туркменистана Гурбангулы Бердымухамедов на заседании Кабинета министров в начале мая вскользь упомянул, что надвигающийся кризис, вызванный пандемией коронавируса, может потребовать от правительства создания ”резервных фондов для обеспечения макроэкономической стабильности”. Eurasianet в материале Turkmenistan: Day late, dollar short пишет, что уже в середине мая Бердымухамедов объявил, что местные компании обязаны передавать всю свою валютную выручку правительству, а не 50%, как это было ранее. Правительство будет покупать доллары по официальному курсу 3,5 маната, а по не более реалистичному в 20 с лишним, который установлен на черном рынке.

С 2008 года у Туркменистана есть Стабилизационный фонд, созданный в то время, когда Бердымухамедов все еще считался потенциальным реформатором. Он предложил создать фонд, чтобы ”избежать негативных экономических последствий глобального экономического и финансового кризиса”. Но у Ашхабада были запасы на черный день и раньше. Государственный фонд по развитию нефтегазовой промышленности и минеральных ресурсов был создан в 1996 году. Более существенным был Валютный резервный фонд, средства которого хранились в Deutsche Bank.

История туркменских резервов восходит к 1989 году, когда еще советский Центральный банк предоставил коммерческому банку Туркменской ССР лицензию на операции с иностранной валютой. После обретения независимости деньги были переданы государственному Центральному банку, а затем отправлены на счета в Deutsche Bank. Эти счета рассматривались как некая копилка тогдашнего президента Сапармурата Ниязова. Deutsche Bank, однако, отклонил подобную характеристику, когда факт стал общеизвестным в 2007 году.

Стабилизационный фонд нового образца 2008 года пополняется в конце каждого финансового года за счет профицита государственного бюджета. То, как ресурсы используются, решает президент, парламент права голоса не имеет.

Внезапный интерес к иностранной валюте подтверждает то, что было очевидно в течение нескольких недель: Туркменистан ощущает последствия падения спроса на его единственный экспортный товар значительной стоимости - природный газ. Китай закупает все меньше газа у таких стран, как Туркменистан, но Ашхабад этого не признает. Для подтверждения тенденции можно, например, ознакомиться с отчетом S&P Global, в котором приводятся слова узбекского чиновника, работающего в сфере энергетики, свидетельствующие о сокращениях спроса в Китае.

Указ о покупке иностранной валюты, по-видимому, до сих пор возымел незначительное влияние на черный рынок. Газета ”Хроники Туркменистана”, офис которой расположен в Вене, сообщила 16 мая, на следующий день после объявления, что доллар торгуется в Ашхабаде на отметке 21,5 маната. Другими словами, значительных колебаний не произошло, хотя очевидно, что новое постановление станет мощным стимулом для незаконной торговли твердой валютой.

В свете происходящего Доврану Худайбердыеву придется нелегко на новой должности председателя Союза промышленников и предпринимателей (СППТ), полугосударственного образования, которое было создано Бердымухамедовым с целью построить современную рыночную экономику в стране. Худайбердыев, ранее занимавший должность заместителя председателя СППТ, был избран председателем на общем собрании 13 мая. Судьба его предшественника Александра Дадаева, прозванного ”кошелек Бердымухамедова” за то, что многие контракты СППТ передавались родственникам президента, остается неопределенной. 1 апреля государственные СМИ сообщили, что он уходит с поста на пенсию. Однако внезапность его решения наводит о мысли об иных причинах отставки. 

Недавно Туркменистан уже прошел цикл выкачивания наличных у представителей бизнес-сообщества. В 2016 году Дадаев вынудил предпринимателей выделить по $100 000, чтобы смягчить кризис, вызванный низкими мировыми ценами на энергоносители. ”В это трудное время мы, члены национального бизнес-сообщества, должны помочь нашей стране и нашему уважаемому президенту”, - сказал тогда Дадаев. На самом деле, это была не просьба. ”Кислород будет перекрыт для тех, кто не выплатит всю сумму. Все в курсе, что у СППТ есть для этого ресурсы”, - цитируют ”Хроники Туркменистана” Дадаева.

Тот же ресурс сообщает, что 14 мая чиновники мэрии Туркменабата были вынуждены принять участие на импровизированном собрании местных жителей Железнодорожного района, разочарованных бездействием правительства после разрушительных ветров в начале месяца. На видео, загруженном в интернет, видно, что на собрании присутствовали сотни людей. ”Радио Свобода” назвало событие ”крупнейшей демонстрацией в Туркменистане с момента обретения независимости в 1991 году”. Встреча с общественностью, по-видимому, привела к тому, что чиновники обязались предоставить средства или кредиты на ремонт домов, поврежденных в результате ураганов.

Более сдержанная акция протеста прошла у консульства Туркменистана в Стамбуле. Люди с плакатами критиковали Бердымухамедова за бездействие правительства в связи с недавними стихийными бедствиями (которые государственные средства массовой информации даже не признали таковыми). Хотя этот митинг был немногочисленным, он оказался примечателен тем, что вообще прошел, так как туркменские граждане, даже проживающие за рубежом, редко осмеливаются выражать оппозицию правительству.

В период изоляции следует также отметить рост взаимодействия страны с внешним миром. 15 мая Туркменистан подал заявку на присоединение к Всемирной торговой организации в качестве наблюдателя. Мечты о будущем вступлении в ВТО несколько противоречат повестке Ашхабада об импортозамещении: правительство, похоже, уверено, что новые блестящие предприятия по производству продуктов питания и текстиля, которые расхваливаются в государственных СМИ, однажды помогут радикально диверсифицировать экспортные предложения страны в рамках рыночной реформы сверху. 

Более того, Туркменистан изучает пути возрождения региональной торговли, замороженной в результате продолжающейся пандемии. На прошлой неделе в ходе переговоров с коллегами из Ирана и Узбекистана заместитель премьер-министра Байрамгельди Овезов обнародовал планы создания ”дезинфекционных туннелей” для грузов, пересекающих границу.

Поскольку для Туркменистана грядут непростые времена, его население нуждается в моральном поощрении. В этой плоскости Бердымухамедов возлагает надежды на своего любимого внука Керимгулы, которому он поручил сочинять ”праздничную музыку в честь знаменательных дат и других важных праздников, проводимых в стране”, сообщает AFP.

7140 просмотров






Популярные

Не показывать мне больше это
Подпишитесь на наши страницы в социальных сетях, чтобы не пропустить самое интересное!