План "Б" для Минской группы

План "Б" для Минской группы

Нынешняя эскалация армяно-азербайджанского нагорно-карабахского конфликта, самая масштабная с апреля 2016 года, еще раз показала, что ситуация "ни войны, ни мира" лишь внешне выглядит устойчивой, и к широкомасштабному столкновению сторон может привести любое, даже случайное, нарушение режима прекращения огня. По мнению председателя Центра анализа международных отношений Фарида Шафиева, еще в сентябре прошлого года после ряда радикальных и популистских заявлений премьера-министра Армении Никола Пашиняна стало очевидным, что конфликт вступил в постпереговорный период, чреватый новой войной, которую Пашинян может развязать "с целью мобилизации общества для борьбы с внешним врагом"[1].

Каждому объективному наблюдателю ясно, что Азербайджан не мог быть заинтересован в проведении военных операций в районе армяно-азербайджанской границы, тем более вблизи от своих основных транспортных коммуникаций и нефтегазовых трубопроводов. Также очевидно, что противостояние в этом районе могло дать Армении шанс представить произошедшее, как акт агрессии, а в последствии, с учетом ее членства в Организации Договора о коллективной безопасности (ОДКБ), утверждать о необходимости вовлечения в конфликт других стран-участников этой организации.

Тем не менее в отличие от событий четырехлетней давности, военные действия велись непосредственно на границе между Арменией и Азербайджаном. Пытаясь объяснить происходящее, политики, эксперты и представители СМИ выдвинули множество версий. Однако эти версии являющиеся, скорее, интерпретациями интересов их авторов, осознанно или неосознанно не учитывают основную причину произошедшего – упорное нежелание армянской стороны изменить сложившийся статус-кво.

Древние римляне говорили is fecit, cui prodest (сделал тот, кому выгодно) и,если исходить из прямых последствий военной авантюры, то именно Пашинян фактически является главным бенефициаром нынешнего всплеска напряженности.

Во-первых, после того, как Пашинян своими безответственными заявлениями и действиями завел переговорный процесс в тупик[2], обострение ситуации на границе дало ему возможность снять с себя ответственность за провал переговоров и представить Азербайджан в глазах сопредседателей Минской группы ОБСЕ противником мирного урегулирования конфликта. Именно поэтому он в последние дни выступает с ультимативными требованиями о публичном отказе от применения силы или угрозы ее применения, о расширении мониторинговых возможностей ОБСЕ, о признании безальтернативности мирных переговоров[3]. Но в условиях отсутствия международного давления на Армению эти меры будут способствовать лишь укреплению несправедливого статус-кво.

Во-вторых, вооруженное противостояние позволяет Пашиняну несколько стабилизировать социально-экономическую и политическую ситуацию внутри страны, обострившуюся в последнее время на фоне последствий коронавирусной пандемии. Неслучайно, часто поддерживавший Армению российский политик Константин Затулин, высказывая свое мнение о противостоянии в регионе, выразил мнение, что "власти Армении наделали массу ошибок во внутренней политике, создали внутри страны напряженную обстановку связанную с внутриполитической борьбой, арестами, задержаниями, реформами судебной системы", и, соответственно, могли быть заинтересованы в том, чтобы "погасить любую оппозицию и любую критику в стране таким путем"[4].

В-третьих, следует упомянуть об армяно-российских отношениях, в которых по признанию Пашиняна "есть и проблемы, и вопросы, и повестка дня"[5]. Часть этих проблем премьер-министр традиционно увязывает с поставками российского оружия Азербайджану, одновременно пытаясь использовать возможности ОДКБ "для предотвращения новой эскалации вокруг Нагорного Карабаха"[6]. Естественно, эскалация конфликта очень удобный повод, чтобы высказать очередные упреки в адрес России и других стран-членов ОДКБ, у которых к тому же сложились прекрасные двусторонние отношения с Азербайджаном.

В-четвертых, Пашинян продолжает пребывать в эйфории от той легкости, с которой ему удалось победить режим Сержа Саргсяна. Однако он явно недооценил серьезные трудности, стоящие перед Арменией, в противном случае, не стал бы подменять реальные политику пиар-акциями, восхвалять на каждом шагу "ненасильственную бархатную народную революцию", пытаясь перенести ее методы и риторику, как в экономику[7], так и в сферу международных отношений. О том, что личностный фактор в происходящих событиях не стоит сбрасывать со счетов, свидетельствует и наличие версии о неслучайности того, что боестолкновения на армяно-азербайджанской границе начались спустя всего три дня после демобилизации из армии сына премьер-министра Армении Пашиняна[8].

Как бы то ни было, сегодня мы наблюдаем прямые последствия "революционных действий" Пашиняна, в результате которых погибли люди, нанесен серьезный урон переговорному процессу и расширился масштаб противостояния, охватившего диаспоральные организации Армении и Азербайджана в различных странах. В ряде европейских столиц, а также в США со стороны представителей радикальных армянских группировок в отношении мирных азербайджанских демонстрантов, а также дипломатических представительств Азербайджана и их сотрудников были совершены акты вандализма, в результате которых есть раненные и пострадавшие[9].

В последнее время отмечаются также столкновения представителей диаспор Армения и Азербайджана в ряде постсоветских стран, в том числе, и в России. Как замечает российский политолог Григорий Трофимчук, "нынешнее напряжение между армянами и азербайджанцами в России является прямым следствием длительного формализма, царящего в переговорах по Карабаху". Он полагает, что "если проблема не решается дипломатическим путем, она автоматически вытекает в нецивилизованные формы", и в этом контексте "загнать назад армяно-азербайджанское напряжение по всему миру, включая РФ, теперь станет сложнее"[10].

Между тем, Минская группа ОБСЕ в своем последнем заявлении ожидаемо призвала "стороны воспользоваться нынешним сокращением активных боевых действий для подготовки к серьезным субстантивным переговорам по поиску всеобъемлющего решения конфликта"[11]. Сопредседатели вновь ссылаются на свое заявление от 9 марта 2019 года[12] и продолжают считать принципы и элементы (фактически речь идет о т.н. Мадридских принципах - Г.П.), изложенные в этом заявлении, основой их посреднических усилий.

Внешне этот постулат выглядит довольно убедительно, но почему же в таком случае стороны все еще далеки от мирного урегулирования? Ответ прост: обсуждаемые уже долгие годы сторонами конфликта три принципа и шесть элементов не являются дорожной картой и не содержат ни механизма имплементации, ни разумных временных рамок урегулирования. Между тем, президент Азербайджана Ильхам Алиев, неоднократно отмечал, что ожидает от Минской группы ОБСЕ "более серьезных, конкретных и целенаправленных заявлений", так как время абстрактных слов уже прошло[13]. В связи с этим, Азербайджан призывает к активным действиям не только сопредседателей, но и остальных членов Минской группы ОБСЕ, чтобы "сфокусироваться на предметной части переговорного процесса"[14].  

Думается, в создавшихся условиях Минская группа ОБСЕ должна осознать бесперспективность устоявшегося подхода и, перейдя к запасному плану "Б", устранить внутреннюю противоречивость Мадридского документа, который формально выглядит как "пакет" предложений, хотя, как ни парадоксально, реализовать этот "пакет" можно лишь "поэтапно". Для этого сопредседатели должны высказать свое консолидированное мнение о четкой последовательности имплементации отдельных элементов Мадридского документа, так как решение сложного вопроса о статусе Нагорного Карабаха на начальном этапе просто невозможно.

Именно наличие такой последовательности сразу превратит Мадридский документ в настоящую дорожную карту, что позволит прекратить спекуляции на тему "поэтапного" или "пакетного" варианта урегулирования, внесет конкретику в абстрактный термин "субстантивные переговоры", и, главное, отчетливо покажет, какая из сторон конфликта готова к конструктивным переговорам, а какая предпочитает имитировать этот процесс бесконечно.

[1] Фарид Шафиев: Азербайджан и Армения вступили в "пост-переговорный" период по Карабаху, Report.az, 25 сентября 2019 г.

[2]Гюльшен Пашаева. От Мадридских принципов до мюнхенского тупика. "Вестник Кавказа", 9 июля 2020 г. 

[3] В сложившейся ситуации очень важно расширение мониторинговых возможностей ОБСЕ: Пашинян провел телефонный разговор с генсеком ООН. Azatutyun.am, 22 июля 2020 г 

[4]Затулин: Кто-то в ОДКБ поспешил заявить о заседании Постоянного совета, не разобравшись в ситуации. News.am, 15 июля 2020 г 

[5]Пашинян: Армения и Россия ещё не достигли пика эффективности отношений. Eadaily.com, 6 мая 2020 г.

[6]Пашинян: Позиция руководства Азербайджана опасна для безопасности стран-членов ОДКБ. Аzatutyun.am, 28 ноября 2020 г. 

[7]Пашинян объявил "армянскую экономическую революцию". "Вестник Кавказа", 12 февраля 2020 г.

[8] Под обстрелом. Зачем мог понадобиться конфликт на армяно-азербайджанской границе. Lenta.ru, 14 июля 2020 г.

[9]Состоялась встреча в формате видеоконференции с главами наших дипломатических представительств и консульств, столкнувшихся с провокационной деятельностью армян в зарубежных странах. Аzertag.az, 25 июля 2020 г.

[10] Российские политологи об армяно-азербайджанском кровопролитии в Москве.  Haqqin.az, 26 июля 2020 г.

[11] Press Statement by the Co-Chairs of the OSCE Minsk Group and Personal Representative of the OSCE Chairperson-in-Office, osce.org, 24 July 2020 -

[12] Там же.

[13] Ильхам Алиев принял участие в открытии модульного госпиталя для лечения больных коронавирусом. President.az, 6 июля 2020 г.

[14] «Азербайджан привержен предметным переговорам в рамках Минской группы ОБСЕ». Помощник президента Азербайджана Хикмет Гаджиев — о причинах и последствиях обострения на границе. Kommersant.ru, 23 июля 2020 г.

12345 просмотров



Вестник Кавказа

в Telegram

Подписаться



Популярные

Не показывать мне больше это
Подпишитесь на наши страницы в социальных сетях, чтобы не пропустить самое интересное!