Парадоксы социально-экономического развития в Центральной Азии

Парадоксы социально-экономического развития в Центральной Азии

Центральная Азия - регион с очень неравномерной социально-экономической динамикой, различным качеством жизни, экономическим ростом, состоянием окружающей среды, качеством социальных услуг и доступом к инфраструктуре. Modern Diplomacy в материале The Paradoxes of Social and Economic Development in Central Asia пишет, что подобное разнообразие затрудняет выявление общих социально-экономических проблем, которые в равной степени касаются жителей как больших городов, так и деревень.

Центральная Азия изобилует множеством парадоксов, которые представляют собой серьезные проблемы для социально-экономического развития региона, поэтому есть смысл рассматривать ситуацию как взаимодействие противоречивых процессов.

Во-первых, население региона продолжает расти, а высокий уровень безработицы усугубляется нехваткой квалифицированной рабочей силы и низким качеством человеческого капитала. Несмотря на значительный миграционный отток за последние 30 лет, население региона увеличилось на 47% или более чем на 23 млн человек. Учитывая молодой возраст населения (средний возраст в Центральной Азии по состоянию на 2015 год варьировался от 22 лет в Таджикистане до 29 лет в Казахстане) и большое количество детей в семьях (например, в Таджикистане среднее число детей на одну женщину составляет 3,8) очевидно, что рост будет продолжаться, хотя и более медленными темпами.

Безработица остается серьезной проблемой во всех странах региона, больше всего затрагивая молодых людей. Согласно официальной статистике, уровень безработицы колеблется от 2,3% в Таджикистане до 9,3% в Узбекистане, а общее число безработных превышает два миллиона.

Эксперты говорят, что проблема гораздо серьезнее, поскольку значительная доля безработных не регистрируется, классифицируется как сезонные работники или самозанятые. Кроме того, многие мигрируют, чтобы найти работу за границей. Сотни тысяч людей в Центральной Азии не регистрируются как безработные по нескольким причинам: сложная и длительная бюрократическая процедура, отсутствие правовой грамотности и очень низкая производительность труда.

По оценкам, доля безработных в городах составляет 10–15%, а в сельской местности - 40–60%. За счет этого мардикор-базары, так называемые рынки рабочих, стали общим явлением в регионах Центральной Азии с высоким уровнем безработицы, а более пяти млн человек вынуждены выезжать за границу в поисках заработка.

В то же время ощущается острая нехватка квалифицированных специалистов в секторах здравоохранения, образования, промышленности, транспорта и коммунальных услуг. Вот почему страны Центральной Азии ежегодно привлекают несколько десятков тысяч иностранных рабочих и служащих из Китая, Турции, России, Индии и других стран для реализации новых промышленных и строительных проектов.

Одной из основных причин такого парадокса можно считать низкий уровень образования и навыков большинства людей в регионе. Доля трудоспособного населения со средним и высшим профессиональным образованием в Центральной Азии значительно ниже, чем в России или Европе. Национальные системы образования не могут обеспечить экономики региона необходимым количеством адекватно квалифицированной рабочей силы. Высокий уровень коррупции, низкая квалификация учителей и слабая инфраструктура не позволяют грамотно обучать студентов.

Вот почему значительная часть молодежи в Центральной Азии учится за рубежом, в Европе, Северной Америке, Китае и других странах Восточной Азии. Россия занимает прочные позиции в качестве ведущего поставщика квалифицированной рабочей силы для региона, в настоящее время обеспечивая образование более 100 000 человек из Центральной Азии, что составляет более половины всех иностранных студентов в России. Несмотря на то, что половина из них остается в Российской Федерации, чтобы работать после окончания университета, люди с российским образованием играют решающую роль в экономическом развитии Центральной Азии. Очевидно, что их число должно и будет расти.

Во-вторых, для Центральной Азии характерен быстрый экономический рост, который сопровождался значительным повышением качества жизни и успехами в борьбе с бедностью за последние 20 лет. В то же время слабо диверсифицированные местные экономики зависят от внешнеэкономической ситуации. Небольшой внутренний рынок, ослабленный валютной девальвацией 2014–2019 годов, не может обеспечить требуемый спрос, и новые проекты полностью зависят от технологий, предоставляемых иностранными компаниями.

За последние 15 лет экономика Центральной Азии росла быстрее, чем в ЕС, России, Иране и Турции. В самой бедной стране региона, Таджикистане, уровень бедности сократился с 73% в 2003 году до 31% в 2015 году. Серьезные изменения также произошли в структуре ВВП, при этом значительно сократилась доля сельского хозяйства. Тем не менее экономики региона по-прежнему зависят либо от экспорта минеральных ресурсов (Казахстан, Туркменистан и Узбекистан), либо от экспорта рабочей силы (Таджикистан и Киргизия).

Учитывая небольшой процент представителей среднего класса, его точное количество трудно определить (около 35% в Казахстане и 5% в Таджикистане) и незначительный внутренний рынок, страны региона вынуждены идти по пути экспортно-ориентированного экономического развития. Несмотря на это, низкий уровень локализации высокотехнологичного производства, нехватка квалифицированных рабочих и зависимость от импортного оборудования и технологий в ключевых секторах экономики создают препятствия для развития экспорта с добавленной стоимостью. Несмотря на очевидные успехи отдельных секторов, таких как легкая промышленность (текстиль, одежда и продукты питания), цветные металлы, строительные материалы и транспорт, страны Центральной Азии постепенно достигают объективных пределов своего роста.

Помимо прочих проблем для региона характерна колоссальная теневая экономика. Например, по словам министра занятости и трудовых отношений Республики Узбекистан Шерзода Кудбиева, только 40% экономически активного населения страны работает официально, а остальные заняты в теневом секторе. Широко распространенная коррупция и активная роль государства в экономике препятствуют развитию частного бизнеса. Большинство владельцев крупного бизнеса либо имеет связи с государством, либо накапливает свой капитал за рубежом.

В-третьих, находясь в самом сердце Евразии, регион обладает уникальным географическим преимуществом. Тем не менее его транзитный потенциал недостаточно реализован из-за неразвитой инфраструктуры, таможенных и технических ограничений, а также высокого уровня коррупции. Например, железнодорожный грузовой транзит через Казахстан в 2018 году едва превысил 17 млн тонн, что составляет небольшую часть объема, перевозимого по Транссибирской магистрали.

Недостаточное развитие инфраструктуры спровоцировано множеством факторов. Казахстан оказался единственной страной, образовавшейся после распада СССР, у которой была относительно хорошо развитая железнодорожная сеть, соединяющая все его регионы. В других государствах Центральной Азии транспортировка между регионами осуществлялась транзитом через соседние страны. В Узбекистане железнодорожное сообщение из Ташкента в Термез осуществлялось через Туркменистан.

За почти 30 лет после распада СССР страны Центральной Азии построили несколько тысяч километров внутренних и международных железнодорожных линий. Но серьезные проблемы по-прежнему остаются. Туркменистан завершил консолидацию своей национальной железнодорожной сети в единую систему в 2006 году, Узбекистан сделал это только в 2018 году, в то время как Таджикистан и Киргизия до сих пор не имеют полноценной национальной железнодорожной сети. Пропускная способность автомобильного транзита также остается открытой проблемой в регионе.

В дополнение к неразвитой транспортной сети, многие части Центральной Азии страдают от острой нехватки других видов инфраструктуры, таких как электричество и внутреннее газоснабжение. Систематические ограничения энергоснабжения стали нормой во многих областях Узбекистана, Таджикистана и Киргизии, а проблемы, связанные с доступом к сетям, - один из наиболее серьезных барьеров, затрудняющих развитие крупномасштабного промышленного производства.

Развитие жилищно-коммунальной инфраструктуры в странах Центральной Азии также оставляет желать лучшего. Например, согласно данным Всемирного банка, центральное отопление и бойлеры доступны только для 8% населения Таджикистана, причем большинство из этих 8% проживают в столице Душанбе. Отопительные услуги характеризуются низким качеством обслуживания и ненадежностью поставок. В результате снижения надежности теплоснабжения радиаторы и коммунальная инфраструктура отопления были демонтированы почти в 80% городских зданий, ранее подключенных к централизованной системе отопления. Острый энергетический кризис зимой 2007-2008 годов в Таджикистане и авария на Бишкекской ТЭС в Киргизии в январе 2018 года подчеркивают наличие проблем с предоставлением коммунальных услуг.

Подводя итог, можно сказать, что устранение этих парадоксов должно стать стратегической целью для всех стран Центральной Азии на ближайшие 15–20 лет. Это и есть ключ к ”большой трансформации”, которая в настоящее время происходит в регионе.

9200 просмотров



Вестник Кавказа

в YouTube

Подписаться



Популярные

Не показывать мне больше это
Подпишитесь на наши страницы в социальных сетях, чтобы не пропустить самое интересное!