Китай свел на нет торговые отношения с Ираном

Китай свел на нет торговые отношения с Ираном

Товарооборот Китая с Ираном достиг очередного минимума. Данные, опубликованные в четверг китайской таможенной администрацией, показывают, что заявленный импорт иранской нефти в марте составил всего $115 млн, сократившись на 89% в годовом исчислении. Bloomberg в материале Iran Can No Longer Rely On Trade With China пишет, что в последний раз стоимость заявленного Ираном ежемесячного экспорта нефти в Китай была настолько низкой 20 лет назад. Спрос на иранскую нефть, реэкспортированную через Малайзию, также резко упал.

Это не внезапное отклонение. Уже более года Китай сводит на нет торговые отношения с Ираном, что отражается как в сокращении двусторонней торговли, так и в изменении политики ключевого китайского банка Bank of Kunlun, регулирующего китайско-иранскую торговлю. Как и в случае со всеми развивающимися странами, перспективы экономического роста Ирана зависят от функциональных торговых отношений с Китаем, поэтому тенденция к понижению крайне тревожна для Тегерана.

Несмотря на то, что объем экспорта ненефтяных товаров в Китай в марте оставался стабильным и составил $384 млн, с сентября прошлого года у Ирана наблюдается дефицит торгового баланса с Китаем, что оказало значительное давление на кризис платежного баланса страны.

В то время как торговля Китая с большинством развивающихся стран, скорее всего, восстановится, когда они выйдут из режима изоляции, введенного на фоне эпидемии коронавируса, и по мере восстановления мировых цен на сырьевые товары, вряд ли товарооборот Ирана с Китаем ожидает подъем. Пекин по-прежнему не хочет защищать свои коммерческие связи с Ираном, опасаясь американских санкций.

Китай стал особенно осторожен после 10 января, когда администрация Трампа издала исполнительный указ 13902, налагающий санкции в отношении строительного, горнодобывающего, обрабатывающего и текстильного секторов Ирана - отраслей экономики страны, продемонстрировавших признаки устойчивости на фоне кампании ”максимального давления”, в рамках которой был сокращен нефтяной экспорт и началась двухлетняя рецессия.

Новые санкции, в частности, были введены менее чем за неделю до того, как администрация Трампа подписала первую часть торговой сделки с Китаем. Ограничительные меры оказали непосредственное влияние: Bank of Kunlun изменил свою политику, дополнительно ограничив объем торговли, платежи за который будут обрабатываться.

Банк сообщил своим иранским клиентам, что после 9 апреля, даты, когда истекает 90-дневный период сворачивания торговых отношений в рамках исполнительного указа 13902, ”больше не будут приниматься деловые расчеты в строительной, горнодобывающей, обрабатывающей и текстильной промышленности”, а услуги будут ограничены ”расчетами, связанными с поставками гуманитарных и несанкционированных товаров”. 

Получив отказ от единственного банка, который использовался китайскими властями для обхода вторичных санкций США в течение более 10 лет, иранские руководители были вынуждены обратиться к так называемой торговле в чемоданах: наличным платежам, доставляемым через границы в ручной клади.

Используя подставные компании и платежи, осуществляемые через третьи страны или оплачиваемые наличными, иранские компании и их китайские партнеры будут поддерживать двустороннюю торговлю, чтобы она не упала до нуля. Но неэффективные и непрозрачные методы, необходимые в настоящее время для осуществления платежей, ограничат товарооборот.

Снижение объемов китайско-иранской торговли становится еще более очевидным на фоне жестов политической солидарности со стороны иранских и китайских официальных лиц. В феврале главный символ столицы Ирана Башня Азади была освещена сообщением в поддержку Уханя. На той же неделе Иран объявил о первой смерти от коронавируса. Серьезные масштабы вспышки в стране были связаны с решением иранских властей о продолжении полетов в Китай, даже несмотря на очевидную опасность распространения вируса.

Как и в случае с другими странами, Китай попытался компенсировать ущерб, нанесенный своей репутации вспышкой коронавируса, путем оказания помощи Ирану. Западные наблюдатели склонны интерпретировать эти жесты как свидетельство того, что Китай и Иран поддерживают политический союз. На самом деле, несмотря на свои обширные ресурсы, за прошедший год Китай сделал меньше, чем Европейский Союз, для защиты торговли с Ираном, несмотря на заявленную поддержку Пекином ядерной сделки 2015 года и его выраженную оппозицию американским санкциям. Коммерческие реалии означают, что бум китайско-иранской торговли сошел на нет, а разрушение отношений подтверждается политической обстановкой.

7860 просмотров






Популярные

Не показывать мне больше это
Подпишитесь на наши страницы в социальных сетях, чтобы не пропустить самое интересное!