Китай и Россия знают, что делать в Афганистане 

Китай и Россия знают, что делать в Афганистане 

Когда Соединенные Штаты вывели войска из Афганистана, а движение "Талибан" (запрещенное в РФ) захватило власть в стране, многие начали задаваться вопросом, как поведут себя в Афганистане Китай и Россия. У Москвы и Пекина есть и точки соприкосновения, и разногласия, но их многолетний опыт разделения влияния в Центральной Азии позволяет надеяться на успех.

Как отмечает Foreign Policy, в начале сентября официальный представитель движения "Талибан" Забихулла Муджахид назвал Китай ”главным партнером” Афганистана и высоко оценил готовность Пекина ”инвестировать и восстанавливать страну”. Посол России в Афганистане Дмитрий Жирнов встретился с официальными лицами "Талибана", а специальный посланник президента России в Афганистане Замир Кабулов заявил, что талибы ”оказались более гибкими партнерами по переговорам”, чем правительство изгнанного президента Афганистана Ашрафа Гани.

Москва и Пекин открыто критиковали военные действия США в Афганистане, но эта война отвлекала внимание и ресурсы США на протяжении большей части последних двух десятилетий и давала Китаю и России возможность нарастить собственное влияние как на региональном, так и на глобальном уровне. Теперь России и Китаю пригодится опыт в Центральной Азии. Россия долгое время была доминирующей внешней державой в регионе, но в последнее десятилетие Китай играет там все более важную. Он обогнал Россию в качестве крупнейшего торгового партнера региона и вложил миллиарды долларов в автомагистрали, железные дороги и трубопроводы, по которым доставляются огромные объемы нефти, природного газа и минеральных ресурсов Центральной Азии для китайской экономики.

Усиление влияния Китая на ближнее зарубежье России долгое время подпитывало слухи о возможном столкновении между Москвой и Пекином по поводу из-за сфер влияния в Центральной Азии. Отчасти эти спекуляции подпитывались желанием Вашингтона рассорить РФ и КНР. Однако столкновения не произошло, а отношения между Россией и Китаем фактически только укрепились в последние годы.

У Москвы есть две основные цели в Центральной Азии: сохранить стабильность и свои позиции в качестве главной силы, обеспечивающей внешнюю безопасность в регионе. РФ оказывает поддержку правительствам стран Центральной Азии, чтобы помочь противостоять угрозам боевиков, особенно со стороны радикальных группировок, и укрепить позиции руководства Центральной Азии. Россия остается ведущим поставщиком вооружений в государства Центральной Азии и часто проводит совместные военные учения в регионе. У РФ есть военные базы в Киргизии, а также в Таджикистане, у которого протяженная и незащищенная граница с Афганистаном.

Основной интерес Пекина состоит в обеспечении себе доступа к природным ресурсам региона, а также в облегчении наземного транзита китайского экспорта в регион и за его пределы, в Европу, через каналы, созданные на начальном этапе инициативы ”Один пояс - один путь”. Интересы Китая и экономический подъем в регионе не противоречат интересам Москвы - Россия сама является крупным производителем энергии и полезных ископаемых. Китай также заинтересован в сохранении стабильности и политической преемственности в Центральной Азии для защиты своих экономических проектов.

Словом, Москва и Пекин установили своего рода разделение труда, при этом Россия сосредоточена на обеспечении безопасности, а Китай - на экономических вопросах, в частности, торговле и инвестициях. В отличие от Запада, Пекин старался не рассматривать ни один из своих экономических проектов как исключительный, чтобы не противоречить интересам Москвы, которая играет важную роль в инициативе ”Один пояс - один путь” и становится всё более важным торговым и инвестиционным партнером Китая. Обоим государствам удалось справиться с потенциальными трениями в Центральной Азии, сосредоточив внимание на взаимодополняемости, а не на конкуренции.

Может ли такая модель сотрудничества и разделения влияния между Россией и Китаем сработать в Афганистане? Там, как и в случае с Центральной Азией, у Москвы и Пекина есть несколько важных общих интересов. Прежде всего, это необходимость сохранения стабильности и предотвращения распространения военного насилия и других угроз безопасности. Ранее в Афганистане действовали такие группировки, как Исламское движение Узбекистана и Исламское движение Восточного Туркестана (обе запрещены в РФ), которые угрожают России, Китаю и их интересам в Центральной Азии. И Москва, и Пекин согласились сотрудничать с "Талибаном" только при условии отказа таким группировкам в предоставлении убежища, и "Талибан", по крайней мере на словах, согласился. Предварительные отчеты уйгурской диаспоры предполагают, что они, скорее всего, сдерживают данное обещание, учитывая свидетельства (пока еще неподтвержденные) о задержании уйгурских беженцев и боевиков в Афганистане.

Еще один общий интерес - сохранение политической стабильности в Афганистане. Россия и Китай не так сильно сомневаются в сотрудничестве с талибами по идеологическим соображениям, как Запад, пока их идеология сдерживается в пределах границ государства. Россия и Китай уже взаимодействовали с талибами задолго до выхода США. Всё это говорит о том, что Россия и Китай могут поддерживать баланс в Афганистане как и в Центральной Азии.

Тем не менее перед Россией и Китаем стоит ряд проблем, связанных с применением их модели сотрудничества в Центральной Азии к Афганистану. Во-первых, степень влияния России в сфере безопасности и экономическое влияние Китая в Афганистане гораздо более ограничены, чем в Центральной Азии. Есть множество других внешних игроков, которые более активны и влиятельны в стране, включая Пакистан, Иран и Индию. Турция и Катар также усиливают свое присутствие в стране. Соединенные Штаты тоже будут оставаться активными в сфере безопасности Афганистана даже без прямого военного присутствия, продолжая свою всеобъемлющую миссию по выявлению транснациональных джихадистских группировок и внимательно следя за любыми шагами, предпринимаемыми Россией и Китаем.

Наконец, российско-китайское сотрудничество в Центральной Азии имеет свои ограничения и проблемы. В Киргизии и Казахстане прошли протесты против ряда китайских экономических проектов и отношения к национальным меньшинствам, а Россия стремится ограничить внешнее влияние в регионе через свои собственные институциональные блоки, в частности, Евразийский экономический союз. Пекин все больше вовлекается в вопросы безопасности в Центральной Азии, включая продажу собственного оружия, а также строительство пограничных постов и объектов безопасности. Это потенциально может привести к расколу между Россией и Китаем и нарушить баланс, которого они достигли на данный момент. Подобная динамика возможна и в Афганистане.

Несомненно, как и в случае с Центральной Азией, Россия и Китай могут добиться в Афганистане разделения влияния, которое уравновесит стратегические интересы обеих сторон и будет способствовать осуществлению их общей цели поддержания стабильности. Но, как и в случае с Центральной Азией, такой баланс между Москвой и Пекином не гарантирован навечно и может оказаться под угрозой. Независимо от результатов, Россия и Китай неизбежно будут играть все более важную роль в формировании будущего Афганистана, что может оказать значительное влияние на их отношения.

6015 просмотров







Популярные

Не показывать мне больше это
Подпишитесь на наши страницы в социальных сетях, чтобы не пропустить самое интересное!