США открывают новую главу ближневосточной драмы

США открывают новую главу ближневосточной драмы

Война США и их союзников против транснациональной террористической группировки "Исламское государство" недолго ограничивалась территорией Ирака, чье правительство ранее долго и поначалу безуспешно упрашивало американских партнеров нанести точечные удары с воздуха по позициям боевиков. Когда США объявили устами своего президента Барака Обамы решительную борьбу против порожденного американской же ближневосточной политикой монстра "ИГ", многие аналитики предупреждали, что одним Ираком американцы потом могут и не ограничиться. Очевидно, что эти прогнозы начинают сбываться.

Начав бомбардировки Сирии, администрация Белого дома продолжила уже знакомую по Югославии и Ираку практику проведения военных операций без наличия соответствующего мандата Совбеза ООН. Вашингтон привлек на свою сторону Саудовскую Аравию, Иорданию, Бахрейн, и ОАЭ. Примечательно, что Катар, которого подозревают в пособничестве "ИГ", также принял участие в операции. Франция, нанося авиаудары по террористам в Ираке, в то же время отказывается от участия в боевой операции в Сирии. Ожидается также, что в конце недели премьер-министр Великобритании Дэвид Кэмерон запросит у нижней палаты парламента разрешения на интервенцию против "Исламского государства". Вероятно, его запрос будет одобрен, поскольку британское общество было потрясено вестью о недавней жестокой расправе террористов "ИГ" над британцем Дэвидом Хэйнсом, и волна всеобщего возмущения позволит продавить любые политические решения по наказанию виновных. Ограничится ли интервенция Ираком или же британцы будут также атаковать цели в Сирии, пока неизвестно, но, вероятно, Великобритания всецело поддержит США в их действиях в обеих ближневосточных странах.

Символично, что именно после отказа британского парламента разрешить интервенцию в Сирию после предположительного применения войсками Башара Асада химического оружия, американцы не решились атаковать САР. Вместо этого они предпочли принять российскую инициативу, обеспечившую уничтожение сирийских запасов химического оружия. Сегодня, после того как Башар Асад в добровольно-принудительном порядке избавился от химического оружия, американская интервенция все же состоялась. Пусть и под другим предлогом.

В отличие от взывавшего о помощи Багдада, Дамаск, изнуренный многолетней войной против разношерстного повстанческого движения, вовсе не приглашал ВВС США и их союзников в свое воздушное пространство. Все сообщения сирийских правительственных СМИ со ссылкой на МИД Сирии о том, что американцы предварительно запрашивали разрешения Дамаска на бомбардировки позиций "Исламского государства", очевидно, являются лишь попытками сирийского режима спасти лицо. Впрочем, Вашингтон не позволил Асаду сделать хорошую мину при плохой игре: в Госдепе поспешили заверить, что свои действия с Дамаском никто не координировал и о планах нанесения авиаударов по сирийской территории никто режим Башара Асада заранее не уведомлял.

Таким образом, сирийское правительство сейчас оказалось в затруднительном положении, поскольку ранее оно делало грозные заявления, что авиаудары без соответствующего разрешения властей будут расценены как акт агрессии против САР. Но сейчас объявлять войну супердержаве Башар Асад явно не торопится, в том числе, и потому, что надеется извлечь из ситуации собственную выгоду: ведь американская коалиция наносит удары с воздуха как по "Исламскому государству", так и по боевикам "Фронта Аль-Нусра". И те, и другие являются заклятыми и самыми боеспособными врагами сирийского правительства. Но не следует забывать, что в Сирии есть еще одна сторона гражданского противостояния – поддерживаемая западными странами умеренная оппозиция, которая и рассматривается в качестве будущего сирийского правительства "постасадовской" эпохи. Не случайно, Запад явно не настроен на сотрудничество с сирийским правителем даже в сложившихся условиях. Так, МИД ФРГ заявил на брифинге для прессы 22 сентября: "Мы предостерегаем от наивной логики "враг моего врага – мой друг". Именно жестокая политика Башара Асада привела к усилению "ИГ" в Сирии". Аналогичного мнения относительно перспектив сотрудничества с режимом Башара Асада придерживается и французский президент Франсуа Олланд: "Нельзя выбирать между двумя видами варварства". Немецкое издание Frankfurter Allgemeine Zeitung полагает, что вслед за "Исламским Государством" американцы при поддержке союзников возьмутся за правительство Башара Асада, тесным союзником которого является ИРИ.

К слову, Иран, в отличие от самой Сирии, сразу же осудил удары США по сирийской территории, назвав их незаконными. Тегеран напомнил, что "подобные действия не должны получать поддержку у Сирии", послав тем самым ясный сигнал своему сирийскому союзнику, что любое сотрудничество с американцами им не приветствуется. Вероятно, в Тегеране уже просчитали, что Башару Асаду не стоит пытаться заигрывать с Вашингтоном и ждать добра от американской интервенции. Не случайно, что иранцы не были приглашены на международную Парижскую конференцию по Ираку, на которой обсуждались вопросы борьбы против "Исламского государства". Строго говоря, для стабилизации ситуации в регионе участие ИРИ в конференции было абсолютно необходимо. Недовольство игнорированием роли Ирана выразил и министр иностранных дел Ирака Ибрагим Джафари, назвав отказ от привлечения Ирана к переговорам по судьбе его страны прискорбным фактом. Но глава американского Госдепа Джон Керри остался непреклонен: "Мы не сотрудничаем с Ираном и точка". Дэвид Кэмерон попытается вовлечь Иран в разрешение регионального кризиса на дипломатическом уровне в ходе предстоящей встречи с иранским президентом Хасаном Рухани. Однако, как отмечает издание Spiegel, шансы на успех переговоров оцениваются как крайне низкие.

В то же время уже сейчас ясно, что одними лишь ударами по позициям боевиков с воздуха добиться перелома в войне с "Исламским государством" будет непросто. Террористы имеют отличное финансирование: ежедневно "Исламское государство" производит от 25 до 40 тысяч баррелей нефти. И если цена на нефть из беспокойных курдских регионов в обычных случаях составляет 50-55 американских долларов, то боевики, захватившие 11 нефтяных месторождений на севере Ирака и в сирийской провинции Ракка, по оценкам аналитиков, продают их за 40 долларов, а то и еще дешевле. По подсчетам американских спецслужб "Исламское государство" зарабатывает ежедневно 3 миллиона долларов за счет контрабандной продажи нефти, торговли людьми и грабежа. Помимо этого, террористы получают щедрую финансовую помощь из-за рубежа. И, наконец, разграбив центральный банк в Мосуле в июне, "ИГ" получили в свое распоряжение почти полмиллиарда долларов, став самой богатой террористической организацией в мире. При такой солидной финансовой базе "ИГ" вполне может позволить себе регулярно пополнять свои ряды новыми бойцами.

Для успешной борьбы с "ИГ" США нужен сильный региональный союзник. И если таковым однозначно не станет Иран, то союзника по НАТО Турцию американцы активно стараются подключить к военной операции против "Исламского государства". Пока что, тщетно. Турция, непосредственно граничащая с северным Ираком и Сирией, вовсе не спешит ввязываться в войну, которая несет для нее серьезные риски. И если раньше наличие десятков турецких дипломатов в качестве заложников у боевиков "ИГ" служило оправданием пассивности турок в борьбе с "ИГ", то после их освобождения давление США на Турцию в разы увеличилось.

Джон Керри заявил, что ждет от Анкары активизации усилий по борьбе с террористами после разрешения кризиса с заложниками. Турецкий премьер-министр Ахмет Давутоглу, в свою очередь, в интервью местным СМИ отметил, что "Турция примет собственное решение" по поводу того, как ей поступать с экстремистами. Отметим, что параллельно растет давление на Турцию западных СМИ, обвиняющих ее в скрытой поддержке "ИГ", торговле контрабандной нефтью, а новостная служба Deutsche Welle и вовсе выступила с сенсационным обвинением со ссылкой на источники в немецких спецслужбах, что правительство Эрдогана работает над созданием ядерного оружия.

Но даже несмотря на жесткий прессинг союзников по НАТО, ожидать от Анкары начала масштабной войны против "Исламского государства" в условиях неразрешенного конфликта с курдами было бы наивно. Авангардом курдского сопротивления против "ИГ" стала РПК, признанная террористической организацией в Турции, ЕС и США, и чей лидер Абдулла Оджалан до сих пор находится в заключении в Турции. Борьба турецкой армии плечом к плечу с боевиками РПК представляется априори невозможной. К тому же, если с умеренным правительством курдской автономии в Ираке под руководством Барзани Анкара неплохо находила общий язык, то превращение РПК в основу курдского движения в северном Ираке вовсе не обещает Турции спокойствия в собственных курдонаселенных регионах, и правительство Эрдогана это осознает.
Какими будут конечные последствия очередного проекта США на Ближнем Востоке предсказать сложно. Но ясно одно: закручивается очередная спираль насилия и этнических чисток, и наступает очередной этап перекройки карты этого бурлящего региона.

10665 просмотров




Вестник Кавказа

во Вконтакте

Подписаться



Популярные

Не показывать мне больше это
Подпишитесь на наши страницы в социальных сетях, чтобы не пропустить самое интересное!