Вестник Кавказа

Политика противоречий Иванишвили

Орхан Саттаров, руководитель европейского бюро "Вестника Кавказа"
Когда пару месяцев назад премьер-министр Грузии Иванишвили решил всерьез взяться за исполнение своего предвыборного обещания по двукратному снижению тарифов на энергоносители и газ, а новый министр экономики Грузии заговорил о возможности пересмотра договоров с ГНКАР (основным игроком на газовом рынке Грузии), из Баку последовала довольно спокойная реакция. Закаленный опытом долгой работы на энергетическом рынке президент ГНКАР Ровнаг Абдуллаев лишь заявил: "Они пребывают в эйфории. Им еще предстоит занять кабинеты, ознакомиться с документами. Настоящие заявления будут делаться после этого". Так и оказалось: после встречи между Ровнагом Абдуллаевым и Бидзиной Иванишвили 9 ноября тема пересмотра договоров была благополучно забыта. Как заявил после встречи Иванишвили: “Мы говорили о наших отношениях, которые очень хорошие и примерные, о том, как мы должны относиться к соседней стране. Вместе с тем речь шла и о встречах на высшем уровне, в частности, с президентом. Вы должны посмотреть, какое хорошее здание у SOCAR в Грузии. Оно обустроено с большим вкусом, возможно, у нас нет другого такого”, – сказал Иванишвили. Что касается тарифов на газ и нефть, то, по словам премьера, конкретного разговора по этой теме не было, хотя “правительство предпримет попытку сократить их”, - сообщает Business Грузия. И уже 24 декабря, выступая на пресс-конференции, Иванишвили заявил, что азербайджанская сторона продает газ Грузии “по очень хорошей цене”. Почти по такой же, как и азербайджанскому населению, признал грузинский премьер.

Иванишвили - новый человек в политике, и для многих он пока остается “темной лошадкой”. Не определились в отношении Иванишвили такие политические центры силы, как Россия, США и Евросоюз. В ЕС с подозрением и озабоченностью следят за преследованиями сторонников президента Саакашвили новой властью, и на этом фоне не до конца верят в искреннюю заинтересованность Тбилиси в дальнейшей евроинтеграции, несмотря на заверения грузинского руководства и тот факт, что свой первый зарубежный визит в ранге премьера Иванишвили совершил именно в Брюссель. В США с удивлением узнали, что премьер маленькой кавказской страны решил отложить свой запланированный на конец ноября визит в Вашингтон на следующий год, поскольку ему надо наладить “вертикаль власти” в стране. Когда состоится поездка Иванишвили в США, неизвестно. Россия услышала сигналы из Тбилиси о желании нормализовать отношения и вывести вопрос Абхазии и Южной Осетии за рамки двусторонних отношений и теперь ждет конкретных действий со стороны грузинского руководства. Однако возможность налаживания эффективного сотрудничества между Тбилиси и Москвой, когда одна сторона называет другую “оккупантом”, остается под вопросом. Едва ли речь идет о возможности кардинальной смены Грузией своего внешнеполитического вектора. Вероятно, Иванишвили пытается сейчас восстановить поле для внешнеполитического маневра, благополучно утерянное Саакашвили после августовской войны 2008 года. Но тот факт, что Россия официально признала независимость Абхазии и Южной Осетии, а также настроения в самой Грузии сужают возможности премьер-министра для реализации этой задачи. И поэтому грузины пытаются действовать на других направлениях.

Представители нового грузинского правительства за короткий промежуток времени своего нахождения у власти успели уже несколько раз вызвать своими заявлениями неоднозначную реакцию своих региональных партнеров в лице Баку и Анкары, вплоть до подозрений в готовности Тбилиси начать действовать в ущерб их интересам. Так, в начале ноября “отличился” министр по реинтеграции Паата Закареишвили, высказавшийся в своем интервью газете “Коммерсант” за открытие без предварительных условий грузино-абхазского участка железнодорожного сообщения с Россией. Это бы явилось составной частью политики по “деизоляции Абхазии”, считает Закареишвили, в отличие от своих предшественников, отодвигая вопрос возвращения грузинских беженцев в Абхазию на второй план. Казалось бы, вопрос - сугубо грузинский. Но идею эту сразу же горячо поддержали в Армении, поскольку сам Ереван не в меньшей степени озабочен проблемой выхода из изоляции, в которой он оказался в результате своей карабахской политики. Открытие грузино-абхазского участка железной дороги открыло бы для Армении прямое сообщение с Россией. К тому же, это дало бы возможность официальному Еревану настаивать в переговорном процессе вокруг нагорно-карабахского конфликта в формате МГ ОБСЕ на открытии транспортных коммуникаций с Азербайджаном без предварительных условий (освобождение оккупированных районов вокруг Нагорного Карабаха и возвращение беженцев), приводя при этом “грузинский пример”. В этом шаге Тбилиси была бы заинтересована и Москва, поскольку смогла бы получить прямой коридор для снабжения своей военной базы в Гюмри, избавившись от необходимости использовать затратный маршрут через Иран.

В Баку, понятное дело, к словам Закареишвили отнеслись подчеркнуто нейтрально на официальном уровне, не вмешиваясь во внутриполитические вопросы Грузии. И крайне негативно - на экспертном и медиальном, посылая опосредованный сигнал о фактических настроениях в Азербайджане. В середине ноября Закареишвили ответил на резкую критику своей инициативы со стороны бакинских политологов, назвав их высказывания “безответственными”, и одновременно выразил удовлетворение “нейтральной позицией” официальных лиц Азербайджана. 27 ноября грузинский министр по реинтеграции в ходе встречи с послом Азербайджана в Грузии Азером Гусейном смог ознакомиться с реальной позицией официального Баку по этому вопросу. По случайному совпадению уже на следующий день, 28 ноября, Закареишвили объявил, что вопрос возобновления железнодорожного движения через Абхазию снят с повестки дня. “Эта тема была почти сразу же закрыта после того, как абхазская сторона не проявила к ней интереса. Вопрос был закрыт почти сразу же, как только подобная идея прозвучала”,- сказал грузинский министр.

Не успели на Кавказе улечься страсти после спекуляций об открытии железнодорожного сообщения с Россией через Абхазию, как правительство Иванишвили подкинуло еще одну горячую тему. Как уже сообщал на днях “Вестник Кавказа”, в интервью местной газете "Резонанси" Иванишвили сказал, что "строительство железной дороги Карс-Ахалкалаки порождает ряд вопросов. Возможно, задать вопрос по этому поводу мне придется в ходе визита в Азербайджан, и мягко объясним дружественной нам стране, что на каком-то этапе это может не быть нам полезно и вопрос требует урегулирования". По мнению премьера, этот процесс не будет простым, поскольку строительство железной дороги уже начато. "До начала строительства это было бы легче, а сейчас уже сложно. Мы должны уважать соседей и взятые предыдущими властями обязательства, но в то же время тут возникают вопросы и требуются ответы на них. Наши предки оставили нам географически уникальное место, и это требует ухода и правильного использования, чтобы максимально эффективно использовать все наши возможности", - считает грузинский премьер-министр.

Эта новость также вызвала бурю положительных эмоций в армянском экспертном сообществе, поскольку железнодорожный проект Баку-Тбилиси-Карс оставлял Армению на задворках форсируемого Азербайджаном крупного регионального проекта на Южном Кавказе, который соединит регион с Европой и станет важным транспортным узлом между Азией и Европой. Ереван крайне болезненно воспринимает этот проект, который неизбежно значительно снизит транзитную роль Армении, на всех уровнях высказывая свое возмущение строительством БТК - с его запуском экономическая изоляция страны усилится еще больше.

Заявление Иванишвили в канун его приезда в Баку 26 декабря многие аналитики истолковали как желание пересмотреть участие Грузии в проекте или же выбить для себя дополнительные финансовые преференции. Но отказ или пересмотр ранее достигнутых договоренностей со стороны Грузии развязал бы руки Азербайджану для симметричных действий в других сферах грузино-азербайджанских отношений. Так, агентство «Регнум» распространило информацию со ссылкой на неназванные источники в правительстве Азербайджана, что Баку может пересмотреть цены на газ для Тбилиси. "Азербайджан продает Грузии газ за смехотворную цену в 200 долларов за тысячу кубометров, таких цен в мире нигде нет. Но Азербайджан, учитывая стратегические отношения с Грузией, всегда шел к ней на уступки. Кроме того, инвестиции Азербайджана в Грузию достигли 3 млрд дол., наша страна является одним из крупных инвесторов грузинской экономики. Поэтому нам не понятны заявления Иванишвили о том, что строительство железной дороги Ахалкалаки-Карс в рамках проекта Баку-Тбилиси-Карс вызывает у него определенные вопросы. Грузия по сути ни одного цента не вложила в строительство этой дороги, все расходы на себя взял Азербайджан, более того тысячи грузинских граждан получили работу в этом проекте. Грузия больше выиграла от строительства БТК нежели проиграла. В интересах Грузии сохранение стратегических отношений с Азербайджаном", - отметил источник агентства.

Понимая, что страсти вокруг его неоднозначного заявления накаляются, грузинский премьер решил разрядить обстановку перед своим визитом в Баку. “Грузия не планирует приостанавливать строительство железной дороги Баку-Тбилиси-Карс”, как сообщает 1news.az, заявил 24 декабря Иванишвили. В то же время, премьер выразил опасения в том, что после вступления в эксплуатацию железнодорожной магистрали Карс-Ахалкалаки-Тбилиси-Баку грузооборот по прочим, действующим в настоящее время направлениям железной дороги Грузии, снизится. "Проект интересный, однако, на первом этапе остаются вопросы экономического характера. В частности, есть опасения, что со вступлением в эксплуатацию Карс-Ахалкалаки-Тбилиси-Баку грузооборот на старой железной дороге страны, как и в грузинских портах, уменьшится", - отметил Иванишвили. Он выразил надежду на то, что проблема будет урегулирована, однако Иванишвили не намерен обсуждать этот проект в ходе визита в Баку.

Наблюдая за метаниями нового грузинского руководства, его заявлениями, позже им самим же и дезавуируемыми, складывается ощущение, что Иванишвили пытается выстроить равноудаленные отношения со всеми региональными и межрегиональными партнерами. Невольно возникает параллель с некоторыми элементами внешнеполитической концепцией главы турецкого МИД Ахмеда Давутоглу “ноль проблем с соседями”, как известно, потерпевшей фиаско. Сегодня некоторые эксперты даже с иронией говорят о турецком феномене “нуля соседей без проблем”. Хочет ли взять на вооружение аналогичную концепцию новая правительственная команда в Грузии? Как показывает опыт новейшей истории, сложные геополитические реалии кавказского региона едва ли пригодны для подобных внешнеполитических экспериментов.
15790 просмотров